Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

Героический христианский жизненный путь епископа Ивана Федотова стал примером для новых поколений пятидесятников всего мира. В Московском издательстве «Воскресенье» в 1992 году вышла книга Л. Шоховой «18 лет ГУЛАГА: из жизни епископа Ивана Федотова». Начальствующий епископ ОЦХВЕ стран СНГ и Балтии получил много писем и после выхода в 2006 году его автобиографической повести «Встать! Суд идет!» в московском издательстве «Титул». Весной  2011 года вышла в свет подготовленная редакцией «Слово Христианина» седьмая книга серии «К истории пятидесятнического движения». Книга «Побеждающий» знакомит читателя с уникальными страницами служения епископов Объединенной Церкви ХВЕ, в том числе Ивана Федотова. Предлагаем вашему вниманию главы из этой книги – документальную повесть об Иване Петровиче Федотове «ПОБЕЖДАЮЩИЙ».


Достойный преемник

На IV съезде священнослужителей Объединенной Церкви Христиан Веры Евангельской стран Содружества Независимых Государств и Балтии, состоявшемся 1-3 августа 2002 года в городе Винница, начальствующим епископом ОЦХВЕ стран СНГ и Балтии был избран большой труженик на ниве Божьей, мудрый сопастырь Иисуса Христа, многолетний узник за веру евангельскую, известный всему Братству пятидесятников муж Божий Иван Петрович Федотов.

Он стоял коленопреклоненно перед собратьями по священническому служению с просветленным воодушевленным лицом, преждевременно поседевшей головой и молился о всей Церкви, о каждом брате и сестре, служить которым призвал его Бог. И когда на съезде звучала любимая многими песня в честь всех братьев и сестер, претерпевших узы за истинную веру христианскую, участники съезда понимали, что она звучит и в честь избранного ими духовного лидера, ибо он выдержал все испытания, превозмог все трудности и лишения, выстоял и победил в борьбе с силами ада за торжество дела Божьего, стал примером несгибаемости и христианской самоотверженности для всех, оставаясь таким же скромным, доступным, доброжелательным, готовым немедленно придти на помощь каждому нуждающемуся.


Косари на лугу размахалися острыми косами:

Что им Божий цветок, — им бы кончить работу свою...

Я на милость Твою уповаю, Спаситель мой, Господи,

На милость, на милость, лишь только на милость Твою.


Только вера в Тебя, — вот моя неизменная спутница,

Вера в то, что Ты всем управляешь Твоею рукой.

И я знаю, Господь, что всегда за меня Ты заступишься

И спасительным камнем Ты станешь пред острой косой.


А иначе зачем Ты поил меня дивными росами?

Для чего показал мне любовь и Твою доброту?

Для чего Ты наполнил меня чудо-песнями, Господи?

Неужель для того, чтобы бросить под ноги скоту?


Косари на лугу отмахалися острыми косами,

Завершен сенокос, ну а я невредимым стою,

И как в прежние дни, упиваюсь небесными росами,

Прославляю Тебя за любовь и за милость Твою.


Оценивая работу этого съезда, брат Федотов, который на посту начальствующего епископа стал достойным преемником перешедшего в вечность Виктора Ивановича Белых, отметил:

— Я с благодарностью Богу постоянно чувствовал, что съезд работал как одно большое, горячее, любящее Бога сердце, и мое христианское сердце было частичкой этого большого, искреннего и чистого сердца нашей Церкви. Хорошо, что были различные мнения, но с Божьей помощью мы всегда достигаем единства. Главной задачей ближайшего будущего считаю пробуждение последнего времени. Ключ к этому — духовное очищение и освящение, усовершенствование молитвенной жизни, чтобы наша Церковь вполне проявила свои способности и духовную силу. Пусть нам будет в этом примером Сам Иисус Христос.

 

Базовая церковь

пятидесятнического Братства

Начальствующий епископ ОЦХВЕ стран СНГ и Балтии Иван Федотов одновременно остается пастором Малоярославецкой поместной церкви ОЦХВЕ России, что в Калужской области. Эта церковь известна не только в нашем Братстве, но всему пятидесятническому движению и дарами Духа Святого, и мудрыми священнослужителями, и активными членами церкви, и многими богоугодными начинаниями, которые потом получают поддержку и распространение в других церквях. При поместной церкви ХВЕ в городе Малоярославец создана христианская общеобразовательная школа, реабилитационный центр для освобожденных Богом от наркотической зависимости, интернат для нуждающихся в постоянном уходе престарелых христиан.

В здешнем Доме Молитвы собрания проводятся ежедневно утром и вечером. Вечером в понедельник, вторник и четверг пастор Федотов ведет интересные занятия по изучению Слова Божьего. Эта церковь является одной из базовых церквей нашего пятидесятнического Братства. Почти каждый день тут радушно встречают гостей из разных стран ближнего и дальнего зарубежья, всех уголков России. Члены церкви строят свои жилища поблизости от Дома Молитвы, чтобы гостям было удобнее посещать собрания. Церковь имеет даже свою животноводческую ферму, которая стала хорошим подспорьем также для многодетных семей.

— В наших перспективных планах, — рассказывал Иван Петрович, — постройка детского дома для малолетних сирот, о чем просим Божьей помощи в своих постоянных молитвах.

Пребывая за железными решетками и колючей проволокой советских тюрем и лагерей за проповедование Слова Божьего, за веру евангельскую, страдая за Истину Божью, узник диктаторского компартийного атеистического режима СССР Иван Федотов даже в самых смелых своих мечтах никогда не мог предположить, что Бог даст такую свободу для благовестия, такие обильные благословения участникам великого дела Божьего.

 

На Бога оставляю вас...

И.П. Федотов родился 13 сентября 1929 года в селе Есипово Старо-Юрьевского района Тамбовской области в семье православных христиан-хлебопашцев. Отец, Петр Денисович, летом работал в поле, а на зиму уезжал на Донбасс, где добывал каменный уголь в шахтах. Мать, Александра Николаевна, имела среднее образование и заведовала почтовым отделением. В 1934 году отца с поломанной грудной клеткой привезли из Донбасса на санях: он был одним из немногих уцелевших и откопанных после большого обвала породы в глубокой подземной выработке. Но выжить отец не смог. Предсказал свою смерть с точностью до минуты, и, зная, какие трудности ожидают вдову с маленькими детьми, крепко обнял на прощание своего старшенького сынишку Ванюшку и сказал:

— На Бога оставляю вас...

Вдове с малыми детьми в то время было очень трудно выжить. Познакомилась она с скрывающимся от расправы после так называемого Советской властью «раскулачивания» Павлом, которого тайно вывезли из родного села на телеге под мешками с зерном. Приютила беглеца, а потом вышла за него замуж. Павел был прекрасной души человеком, и Ваня с братом Леней полюбили отчима, как родного отца.

В 1936 году семья переехала в Москву. В 1938 году мама спросила у сыновей Вани и Лени:

— Хотите себе еще братика или сестричку?

— Сестричку хотим!

— А будете ее сильно любить?

— Будем!

И когда мама родила им сестричку Валю, они действительно ее сразу же сильно полюбили.

Когда в 1941 году началась война СССР с Германией, отчима почти сразу забрали на фронт, а 13-летнего Ваню приняли на работу на хлебозавод вместо него. Семья фронтовика имела хлеб, а иногда директор выписывал и муку. Через какое-то время пришло извещение о том, что отчим в одном из боев пропал без вести. Когда же немецкие войска приблизились почти к самой столице СССР, семья Вани эвакуировалась к родственникам в Тамбовскую область.

После победы над фашистской Германией семья возвратилась в Москву. Шестнадцатилетний Иван стал главной опорой и кормильцем. Несмотря на это и на болезнь матери, его в 1949 году призвали на 5 лет служить на Балтийском военно-морском флоте.

На службе Иван Федотов увлекся классической борьбой. Готовясь к спортивным соревнованиям, он во время тренировок выходил на поединок сразу с двумя соперниками, и они не могли его победить. Стал чемпионом Балтийского флота, а потом и чемпионом всего Военно-морского флота СССР в своем весе. Был Иван Федотов известным и как игрок сборной команды Балтийского флота по футболу.

По дороге из Севастополя, где проходили спортивные состязания, он заехал к матери, которая к тому времени уже стала христианкой веры евангельской. Пошел с ней в собрание, услышал проповеди Слова Божьего, ощутил в своем сердце Божью любовь и признал Иисуса Христа своим Господом и Спасителем. Мать радовалась за сына, а он и в Риге, где продолжал службу, начал в свободное от службы время посещать Дом Молитвы.

Пророческие слова христианского гимна

Комсомольский билет в кармане своего морского бушлата Иван заменил Евангелием. Тогда же и научился петь христианские гимны. Особенно ему лег на сердце гимн «Господь, Спаситель мой», в котором есть и такие слова:

Ты нежным голосом сказал душе моей:

«Не бойся бурь в пути,

Ты не один пойдешь, но также буду Я

Всегда с тобой идти.

Если ты, скорбя, заплачешь иногда

Среди борьбы и бед,

Утешу Я тебя и укажу тогда

На Мой кровавый след.

Иль обессилеешь ты средь тьмы и суеты,—

Склонись пред Мной в мольбе:

Я путь твой озарю, чтоб ты не пал в бою,

И силы дам тебе».

Матрос второй статьи Иван Федотов пел этот гимн, зная, что поет он и о себе самом, что эти проникновенные слова станут для него пророческими. Один из друзей подарил Ивану на день рождения стихотворение, строки из которого Федотов запомнил сразу на всю жизнь:

Будь везде Господним сыном,

Для живущих образцом,

Будь везде христианином

И евангельским притом.

После окончания срочной военно-морской службы в 1957 году Ивану Федотову предлагали посвятить жизнь спорту, предсказывали ему мировую славу, золотые медали. Но он в святом водном крещении похоронил себя для грешного мира и воскрес для Царства Небесного, вступил в завет с Господом и пообещал ему быть верным до конца.

В молитве христианин сблизился с возвратившимся из уз после десятилетнего лишения свободы истинным пятидесятником Иваном Васильевичем Сизовым, который был мал ростом, хром на одну ногу, не имел ни вида, ни величия, ни громогласной речи, но сам был Евангелием Божьим, потому что мог по памяти цитировать все особо важные места Нового Завета, в нем всегда горел огонь Духа Святого, он охотно отвечал на все вопросы Федотова, раскрывая юноше мудрые глубины Священного Писания, указывая на самые важные грани Божьей Истины. Иван Федотов очень опечалился, когда его наставника снова осудили на пять лет ссылки в далекий Казахстан.

 

На грани жизни и смерти

Ревнуя о крещении Духом Святым, Иван Федотов с группой баптистской молодежи поехал в гости к бывшему узнику за веру Василию Васильевичу Ряховскому и проживавшему у него в домике на станции Соколовка Ярославской железной дороги благословенному брату Владимиру Ивановичу Богуну, прибывшему из украинского города Бердичева. Во время первой же молитвы Господь крестил молодых москвичей Духом Святым.

После этого Иван Федотов с пресвитером Алексеем Егоровичем Фроловым объединили имеющих духовное крещение верующих микрорайонов Бирюлево, Выставки, Руетово, Павлова Посада, Дрезны в одну Московскую церковь пятидесятнического направления. Баптисты внушали матери Ивана, что ее сын будто бы принял какой-то чуждый Богу дух. Сын хотел спасти для вечной жизни свою мать, а она хотела возвратить в лоно баптистской церкви своего сына.

Иван Федотов сильно заболел. Врачи не могли поставить диагноз, и положили безнадежно умирающего на койку в коридоре, чтобы было удобнее вывозить его потом в морг, так как он был уже почти мертв. Но врачи ошиблись — у Ивана была большая надежда. Десять дней на грани жизни и смерти он пересохшими губами молился Богу:

— Царь Езекия просил продлить ему жизнь, и Ты продлил ему дни на земле. Если хочешь, можешь умертвить меня, забрать к Себе, ибо я в Твоем распоряжении... Но с чем я приду к Тебе? Если хочешь, можешь поручить мне труд на земле, и я буду добросовестно его выполнять...

Неожиданно для врачей и для матери, которая просила Бога забрать ее сына на Небо, пока он не испорчен «чуждым духом», Иван выздоровел без лекарств. Брат Владимир Богун, по молитве которого Федотов был крещен Духом Святым, считал себя ответственным за крещенных и посетил исцеленного. Вместе со всеми молилась и мать Ивана. Дух Святой через пророка проговорил к Александре Николаевне:

— Дочь моя, ты молишься о сыне твоем, умоляя умертвить его, чтобы он не погиб якобы через искушение, но он — мой сосуд, через которого буду совершать дело Мое!

Александра Николаевна от внезапности упала на пол, ибо об этой ее тайной молитве никто, кроме Господа, не знал. Она потом была также крещена Духом Святым и стала ходить вместе с сыном на собрания пятидесятников. Так по воле Божьей в доме Федотовых снова воцарился мир. Но от баптистской церкви Ивана отлучили.

 

Дары Духа Святого

Иван Федотов стал ревностно проповедовать о Господе в Бирюлеве, и там образовалась пятидесятническая община из пятидесяти братьев и сестер. Проповедник сам служил примером исполнения заповедей Сына Божьего. Особенно ему нравилось, что Иисус Христос постился и молился Отцу Небесному наедине, поэтому Иван тоже начал практиковать молитвы с постом.

И Бог дал сыну Своему духовные дары, в т.ч. чудесную силу изгонять бесов. Во время очищения одержимой в Расторгуеве, Иван Петрович задал той женщине вопрос:

— Как твое имя?

Живущие в ней бесы ответили:

— Наше имя легион, потому что нас много...

— А Иисуса Христа знаете?

— Когда Он изгнал нас из одержимого нами в стране Гадаринской, то мы вошли в свиней и утопили их в море...

Силою Божьей Федотов повелел бесам оставить страдающую женщину, а потом спросил ее:

— Вы когда-нибудь читали Библию?

— А что это такое?

Иван Петрович показал ей Книгу книг и пригласил в собрание.

Однажды во время молитвы Бог силою Духа Святого приподнял Федотова над землей и приказал сначала подставить большие пальцы под уши, а потом опустить руки.

— Я же упаду... — растерялся Иван.

— Ты думаешь, что сам себя держишь на высоте? — спросил Господь, Который и таким вот образом готовил Своего слугу к грядущим испытаниям, чтобы в нем не оставалось и тени сомнений, кто призвал Ивана на служение.

В другой раз по молитве Ивана Федотова, сестры Анны Костюк и брата Михаила Шохова были изгнаны бесы из жительниц деревни Кишкино, мимо дома которых односельчане ночью боялись проходить. Нюру и Марию бесы мучили долгое время, особенно Марию, в которой были поражены суставы и кости так, что ее скрючило, и она не могла ходить. Ее возили на молитву в православные храмы, но это не помогало. Увидев Шохова и Федотова, она закричала: «Вы — сыны Бога Всевышнего!»

Во время молитвы об очищении ее начало трясти, бросило на пол, изо рта пошла пена. Затем она поднялась на колени и присоединилась к молитве. Бог очистил, изгнал беса и полностью исцелил Марию. Когда соседи увидели ее здоровой, они также начали благодарить Бога. Об этой милости Божьей узнала вся деревня.

И когда верующие снова к ним приехали и провели евангелизационное собрание, то 20 жителей деревни покаялись. Нюра также была освобождена от нечистого духа и исцелена. Мать проповедника пригласила Марию пожить некоторое время у них под Божьей защитой, и Мария прожила в доме Федотовых несколько лет. Позже они ей выхлопотали комнату на железнодорожной станции Расторгуево.

 

Валентина Башмакова

В это время Иван Федотов познакомился с сестрой по вере Валентиной Башмаковой, которая жила у своей тети, имея временное разрешение на проживание в Москве. Он рассказал ей о необходимости крещения Духом Святым, и она во время служения в доме Василия Ряховского в Соколовке также получила духовное крещение со знамением иных языков, за что ее тоже отлучили от баптистской церкви.

Милиция срок временного проживания в Москве ей в связи с этим не продлила, и она вынуждена была возвратиться домой в Саранск (Мордовия). Там она всем знакомым возвещала о необходимости крещения Духом Святым, написала письмо Ивану Федотову с просьбой приехать с братьями в Саранск и помочь ей в этом труде.

По дороге в Саранск братья Иван Федотов и Алексей Зуев посетили поселки Верды, Шатск, где имели общение с местными христианами и открыли им истину о духовном крещении. Слово Божье воспринималось там с радостью, и было приобретено много душ. В Саранске Иван Федотов, Алексей Зуев и Валентина Башмакова, а также ее мать, Мария Никитична, согласились в посте молиться о крещении Духом Святым в этом городе.

На третий день в дом пришли желавшие получить духовное крещение. Иван Федотов на основании Священного Писания еще раз подробно объяснил им суть учения о крещении Духом Святым, и во время первой же молитвы все пришедшие его получили. Так в Саранске по инициативе Валентины Башмаковой образовалась первая пятидесятническая церковь — огонь Духа Святого возгорелся и в Мордовии. Ни Иван Федотов, ни Валентина Башмакова даже подумать не могли, что через 12 лет станут мужем и женой.

Валентина и дальше продолжала свидетельствовать о необходимости крещения Духом Святым. Появились группы крещенных Духом Святым в городе Алатырь, селах Кабаево, Майдан и в других местах. Башмакову кагэбисты начали вызывать на допросы.

— Так это и есть тот архимандрит, который ездит по Мордовии с Библией в руках? — удивился начальник местного управления КГБ, увидев молоденькую девушку. — И ты действительно веришь в Иисуса Христа и Духа Святого?

— Да, верю! А вы разве не верите?

— Не верю!

— Значит, никакого оправдания не будете иметь, и, если не покаетесь, после смерти пойдете в вечное мучение, — бесстрашно обличала Валентина.

— Прочесать ее по всем статьям на заводе и выгнать с работы! — распорядился пришедший в ярость начальник.

В газете «Советская Мордовия» напечатали клеветнический фельетон «Пауки», в котором все, кроме имени и фамилии Валентины Башмаковой, было махровой ложью. Выдумали, будто бы она пришла к уверовавшему Борису Грубенкову, который вместе с ней работал на заводе, и убедила его, что якобы для того, чтобы ему простился грех пьянства, нужно принести в жертву одну из его дочерей-близняшек.

Он будто бы согласился:

— Давай Таню в жертву принесем,— она смиренная...

И вот якобы повели девочку в лес, а там Валентина подала Борису нож, веревку и скомандовала:

— Бери и режь, или вешай свою дочурку!

Но тут, к счастью, из кустов выбежали бдительные и самоотверженные дружинники и спасли Танечку...

И вот такие дикие выдумки, абсолютную чушь выдавали за действительный факт, одурачивая людей. На заводе состоялся товарищеский суд, на котором газетная публикация фигурировала уже неоспоримым доказательством тяжкой вины Валентины Башмаковой.

Товарищеский суд с подготовленными штатными ораторами, конечно же, Валентину выслушать толком не захотел, но «заклеймил позором» и передал «вопиющее дело» на суд городской общественности. По всему городу расклеили объявления, по местному радио сообщили, что в доме профсоюзов состоится суд над пятидесятниками и их главарем Валентиной Башмаковой.

Один из кагэбистов с выражением и многозначительными паузами зачитал газетный фельетон и распалил и без того соответственно настроенных комсомольцев, собранных из учебных заведений. Разъяренная толпа орала:

— Саму ее надо повесить! Убить ее же собственным ножом! Поджарить на сковородке!

Суд общественности передал дело в народный суд. Назначенный следователь уже знал, где Валентина проповедовала, и велел ей за ее же счет возить его по всем этим местам да еще и кормить его в ресторанах, где он, пользуясь своей наглостью, ни в чем себе не отказывал.

На суде также в качестве свидетелей выступили заранее подготовленные лица, и, за неимением фактов, весь судебный процесс вращался вокруг лживого газетного фельетона. Народный суд приговорил Валентину к лишению свободы на три года.

В Рузаевской пересылочной тюрьме за то, что она днем выполняла по две нормы в пошивочной мастерской, а ночью безропотно еще и мыла полы, ее дело подали на пересмотр. Члены комиссии склоняли Валентину к тому, чтобы она поплакала перед ними, признала свою вину, и спросили:

— А как ты теперь будешь вести себя на свободе?

— По закону свободы, — ответила узница за Слово Божье.

— А как это понимать?

— По закону Библии!

— Ну тогда отбывай свой трехлетний срок лишения свободы до конца!

— За все слава Богу!

Никому не удавалось поколебать ее крепкую евангельскую веру. В 1994 году согласно закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» она была полностью реабилитирована в связи с абсурдностью обвинения и отсутствием в ее действиях состава преступления.

 

Кагэбисты благословенного проповедника

не оставляли в покое

С трудоустройством у Ивана Федотова возникли проблемы, хотя он везде работал добросовестно, никогда и нигде не нарушал трудовую дисциплину.

Кагэбисты за ним продолжали следить и натравливали компартийное начальство на безупречного старательного рабочего, единственным недостатком которого, на их взгляд, была вера в Бога и неутомимое стремление нести евангельскую весть.

На радиозаводе директор, узнав, что по свидетельству Федотова на предприятии уже образовалась целая группа верующих, предложил проповедующему немедленно подать заявление об уходе, а когда Иван отказался, распорядился вызвать его на профсоюзное собрание. За увольнение Федотова проголосовали только начальники, а рабочие Ивана поддерживали. Тогда профсоюзный комитет посулил рабочим то квартиру, то путевку в санаторий, то премию, то бригадирскую должность, то повышение зарплаты, если они проголосуют за увольнение Федотова.

На повторное собрание пришли два кагэбиста, которые сели за спинами рабочих и заставили профсоюзных активистов иначе сформировать повестку дня и начать голосование с вопроса: «Кто против увольнения сектанта Федотова?» После собрания многие прятали свои глаза перед Иваном. Обещанного начальством они не дождались... Уволенного с завода верующего кагэбисты задержали и доставили в Комитет госбезопасности СССР. По дороге обещали устроить его инженером на строительство высотных домов, если Иван откажется проповедовать Слово Божье. Но он твердо ответил:

— Я уже домостроитель дома Христова, и благодарю Господа за такую участь!

А в кабинете председателя КГБ громко объявил:

— Жив наш Господь!

— Выведите его отсюда! — приказал начальник, и Ивана выставили в комнату, где стоял кожаный диван. Устав от треволнений напряженного дня, Иван уснул на этом диване крепким сном праведника. Охранники, увидев это, онемели. Они привыкли, что кагэбистов боятся, трепещут пред ними, а тут их достоинство как бы унижают спокойствием и выдержкой. Разбудили Федотова и выставили на улицу, пообещав в следующий раз отправить к «белым медведям».

За проведение богослужений в подмосковных лесах Ивана обвинили в нанесении вреда окружающей природе и будто бы за поломку деревьев административная комиссия наказала его принудительными работами на кирпичном заводе, где верующему предстояло чистить вытяжные трубы от сажи. Эту опасную и грязную работу выполняли обычно ночью. Рабочие стали спрашивать Федотова, за что это он получил такое наказание, а когда узнали, что за проповеди Слова Божьего, то собрали всю ночную смену, чтобы Иван растолковал им относительно грехов. Все оборудование отключили, чтобы шум не мешал, и до утра внимательно слушали проповедника, который призвал их к покаянию.

Утром директор узнал об этом и позвонил в административную комиссию:

— Вы мне таких «христосиков» больше не присылайте, потому что они не трубы, а мозги и души людям прочищают!

Кагэбисты обязали директора кирпичного завода устроить над Иваном показательный общественный суд. Перед этим судилищем брат Федотов помолился и получил откровение от Господа: «Возьми с собою брошюру Ленина «К деревенской бедноте».

Во время суда рабочие, особенно женщины, дружно и смело защищали Ивана, требовали предоставить слово проповеднику. Используя представившуюся возможность, брат Федотов рассказал правду о пятидесятниках, о том, почему их в СССР преследуют за то, что они несут людям евангельскую весть, напомнил, что даже основатель советского государства Владимир Ленин писал о том, что только в Турции и в России существуют позорные законы относительно свободы вероисповедания, а в действительно демократических странах верить в Бога никому не запрещается. Один из сидящих на задней лавочке кагэбистов вскочил и закричал:

— Ленин никогда такого не писал!

— Вы плохо изучаете труды своего вождя, — сказал Федотов и показал всем присутствующим брошюру Ленина «К деревенской бедноте», а потом громко прочел из нее соответствующее место.

Кагэбисты были посрамлены. На них заулюлюкали. Директор завода распорядился, чтобы Федотов больше тут не появлялся.

Василий Ряховский помог брату по вере устроиться ремонтником железнодорожного пути в Московский метрополитен. Около года они проработали вместе, путешествуя под землей и ремонтируя рельсы по ночам, когда прекращалось движение электропоездов.

Но грозное око КГБ нашло их и под землей. Это было время, когда руководитель Никита Хрущев в Организации Объединенных Наций уже постучал своим ботинком по трибуне, угрожая странам западной демократии показать «кузькину мать», пообещал построить в СССР счастливое коммунистическое общество до 1980 года и тогда же показать по телевидению последнего верующего в Бога. И вот вызывают братьев по вере на профсоюзное собрание, на повестку дня которого выносится вопрос об осуждении якобы антиобщественного поведения сектантских проповедников Федотова и Ряховского. Подстрекаемые кагэбистами и начальством, ослепленные государственным атеизмом люди забыли, что их товарищи — одни из самых добросовестных рабочих, что они дисциплинированны и исполнительны. Вслед за кагэбистами и начальством кричали: «Судить их, судить!» В СССР нагнеталась антирелигиозная истерия, навязывалась ненависть к верующим, особенно к пятидесятникам. 


ПРОДОЛЖЕНИЕ - http://www.days4god.com/blog/pobezhdajushhij_dokumentalnaja_povest_chast_2/2011-08-20-434



avatar
1
Удивительная судьба этого человека. Я уже несколько лет слушаю и читаю его проповеди и статьи, посещал его церков на интернете, слушал пение (Нравится мне песнь Суламита). Даст Бог, может когда и встретимся.
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ