Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

Коварная провокация

Очередное собрание верующих в подмосковном лесу возле железнодорожной станции Битца подходило к завершению, как вдруг совсем неожиданно перед проповедником Иваном Федотовым упала на колени с поднятыми вверх руками Анна Красина и начала громко умолять его пощадить ее малолетнюю дочь и не приносить ее в жертву Богу. Иван в первую минуту даже растерялся: «Какая жертва?! Пятидесятники никогда никаких ни человеческих, ни животных жертв не приносили и не приносят».

Проповедник подумал, что женщина психически больна и потеряла рассудок, но в следующую минуту, когда из кустов выбежали переодетые в штатское кагебисты с кинокамерой, комсомольцы с фотоаппаратами, все стало понятно: коварная провокация была разыграна по сценарию кагэбистов.

Возмущенные таким грубым произволом и готовящейся черной клеветой со стороны советской спецслужбы, верующие плотным кольцом окружили брата Федотова и не позволили его арестовать.

Потом стало известно, что кагэбистам удалось запугать и завербовать посещающую собрания Анну Красину, которая работала в одном из подмосковных совхозов. От нее они узнали место и время назначенного собрания. Прорепетировали, как она должна падать на колени, воздевать руки и умолять о пощаде ее дочери. И вот «артистка» сыграла свою подлую роль, а кагэбисты состряпали дело по обвинению Ивана Федотова в изуверстве, так как открыто судить за религиозные убеждения Конституцией СССР не предусматривалось.

Впоследствии следователь Московской областной прокуратуры Фридрих Незнанский в своей книге «Кровавая Пасха», рассказал, что кагэбисты решили во что бы то ни стало ликвидировать Бирюлевскую религиозную общину, попытавшись сначала обвинить спокойного, уравновешенного, выступающего против любого насилия проповедника Ивана Федотова в хулиганстве. Фридрих Незнанский в рапорте прокурору писал: «Считаю, что в действиях И.П. Федотова отсутствует состав уголовно наказуемого действия».

Тогда по заданию КГБ были сняты якобы документальные фильмы «Апостолы без масок», «Чудотворец из Бирюлево», которые должны были скомпроментировать пятидесятников и их проповедников. Но суд не смог приговорить Ивана Федотова более чем к году исправительных работ по месту трудоустройства.

Но на этом кагэбисты не успокоились. Одни из них вызывали Федотова на допросы, а другие в это время тайно производили в его доме обыски, устанавливали подслушивающую аппаратуру, подбрасывали запрещенную в СССР духовную литературу, якобы нелегально доставленную пятидесятническому проповеднику из-за границы. Потом брата Ивана арестовали.

В одном из ноябрьских номеров газеты «Московская правда» за 1960 год появилась грязная и лживая публикация под заглавием «Отпор мракобесам». Ее автор Я.Гущин беззастенчиво врал: «Стараясь не проронить ни слова, слушали собравшиеся жуткий рассказ бывшей сектантки-пятидесятницы Анны Красиной. «Постами,— сказала она,— истерическими молениями и обрядами проповедники Федотов, Ряховский, Корчагин за два года превратили меня в безвольного человека, в рабу Божью. Они внушают членам секты, что достижения нашей страны — это сатанинское, противное Богу дело». Братья во Христе хотели наказать Анну Красину за великий грех: за то, что она осмелилась не пойти на моление, а поехала проведать в пионерский лагерь свою дочь Таню.

«Апостол» Иван Федотов вопил, что в него сошел Святой Дух, который требует, чтобы сестра Анна наложила руки на свою дочь и принесла ее в жертву Богу. Это дикое требование убить единственную, горячо любимую дочь протрезвило Анну Красину и она порвала с изуверской сектой пятидесятников. Красина рассказала об этом с трибуны состоявшегося на днях собрания рабочих и служащих хлебной базы №31 и представителей общественности поселка Бирюлево...

Фролов, Федотов и другие сектанты, живущие в Бирюлево, уже давно ведут здесь, не считаясь с законами нашего государства, свою вредную деятельность. На квартирах сектантов и в лесах близ поселка проповедники-пятидесятники устраивают тайные сборища, справляют свои «мрачные обряды». Население поселка решительно требует прекращения сектантских радений и незаконной деятельности пятидесятников.

Иван Федотов за свою преступную деятельность арестован. Большое впечатление на собравшихся произвело заявление Анны Красиной о том, что Михаил Фролов был вместе с Иваном Федотовым, когда от нее истребовали искупительной человеческой жертвы. От поднявшихся на трибуну Фролова и поспешивших к нему на выручку проповедников Василия Ряховского и Ивана Корчагина собрание потребовало объяснения, на каком основании они нарушают советские законы, устраивают изуверские радения, толкают верующих на убийства... На собрании говорили и о других преступлениях вожаков секты...

Собрание решительно потребовало от сектантов, свивших себе гнездо в Бирюлево, прекратить их незаконные проповеди, тайные сборища и изуверские моления... Советские люди должны быть ограждены от их вредного влияния, говорится в решении собрания... К рядовым верующим, собравшиеся обратились с призывом порвать с сектой пятидесятников и активно включиться в светлую, трудовую и общественную деятельность советского народа — строителя коммунизма».

Комментарии, как говорится, излишни. Таким махровым враньем потчевали простых людей, настраивая против верующих, которые умели прощать и любить даже своих абсолютно бессовестных врагов. Чтобы еще дальше распространить свою ядовитую клевету, отравляющую сознание доверчивым и наивным «строителям коммунизма», чтобы еще больше оболванивать простодушных и ослепленных атеизмом граждан «самого передового в мире общества», кагэбисты создали киносъемочную группу, которая сфабриковала еще один «документальный» фильм под названием «Это тревожит всех», размножили его и демонстрировали по кинозалам всей страны. Этот фильм начинался наглым и циничным враньем белыми буквами на темном тревожном фоне: «Мы рассказываем о религиозной секте пятидесятников, одной из наиболее реакционных и изуверских сект. Действия этой секты противоречат жизни и законам нашего общества. Мы свидетельствуем, что каждый кадр, снятый в этом фильме, является документальным».

Лжесвидетельницу Анну Красину снова и снова заставляли повторять клевету на собраниях в трудовых коллективах. Она ощущала страх и ужас, потому что уже поняла, что выступает не против Ивана Федотова, а против Бога. Так продолжалось до тех пор, пока однажды она закричала: «Сколько раз я могу клеветать?!» и упала на сцену, на которую ее вывели для очередного публичного лжесвидетельства. Ее быстро вынесли и отпустили до времени. Она кагэбистам еще была нужна для очной ставки и как главный свидетель во время сфальсифицированного судебного процесса.

Показательно, что один из выступивших на собрании в Бирюлево лжесвидетелей по фамилии Школьников вскоре тяжело заболел. Александра Николаевна, родная мать обвиняемого Федотова, проведала этого Школьникова в больнице. Больной уже понимал, что наказан Господом за тяжкое лжесвидетельство, поэтому просил прощения:

— Меня заставляли постоянно следить за вашим сыном и докладывать о каждом его шаге. И на собрании я не по своей воле давал такие лживые показания...

Умер он в тяжких мучениях, повторяя:

— Господи, прости меня, грешного...

 

Очная ставка

Арестованного Ивана Федотова бросили в одиночную камеру следственного изолятора для политически неблагонадежных в Лефортово. Следователь Колесников, фабрикуя судебное дело, пытался сломить волю проповедника, но это ему не удалось. С Божьей помощью Иван Петрович стойко выдерживал все угрозы и издевательства. Через 50 дней ни в чем неповинному узнику устроили наконец-то очную ставку с главным свидетелем обвинения Анной Красиной.

Ее долго готовили к этой встрече с оболганным ею честным христианином. Конечно, ей многое обещали, уговаривали, угрожали. Она была подавлена и не могла смотреть в глаза Ивану Петровичу, в котором никогда не было зла и который делал всегда всем только добро, в том числе и ей. Вероятно, ее продолжала мучить совесть за то, что она согласилась участвовать в гнусной провокации кагэбистов. Искреннее сочувствие и жалость к обманутой жертве кагэбистов наполнило сердце Ивана Петровича, и он сказал непосредственной виновнице его страданий:

— Дорогая Анна, у тебя сегодня есть возможность сказать всю правду. Поддавшись влиянию сотрудников КГБ, ты сыграла неблаговидную роль в устроенном ими спектакле и предала меня, но я тебя прощаю и не обижаюсь. Только прошу тебя, чтобы ты сейчас говорила правду. Тогда я помолюсь о том, чтобы и наш милосердный Бог простил тебе этот страшный грех. А если ты этого сегодня не сделаешь, то придет время, когда тебе придется ответить за свою ложь пред Господом...

По тому, как вспыхнуло от стыда виноватое лицо Анны, было видно, что она готова во всем сознаться, но следователь Колесников обрушил на несчастную шквал нескрываемых угроз, запугиваний, и бедная птичка в лапах коршуна опять не решилась сказать правду и только растерянно кивнула головой, очередной раз подтверждая гнусные измышления. За то предательство она получила награду не 30 серебряниками, а отдельной квартирой. Через много лет Анна Красина все же просила прощения у Ивана Петровича за ее предательство и малодушество. И он снова ее простил.

Подсадной шпион-провокатор

Когда этот мужиченка появился в камере и начал задавать слишком много вопросов, изъясняться заученными фразами уголовного жаргона, Иван Федотов сразу насторожился и догадался, что к нему подсадили «наседку», чтобы выяснить мнение, настроение, психическое состояние, связи с братьями и сестрами по вере, чтобы еще больше раздуть состряпанное против верующих уголовное дело.

Эту догадку подтвердил Бог однажды ночью, когда Иван Петрович снова молился. Подсаженный сокамерник сквозь сон пробормотал:

— Федотов неблагонадежен для советской власти ... От него надо избавляться...

Так Бог открыл верующему тайный замысел слуг дьявола. Их коварный план и на этот раз потерпел неудачу. Иван Петрович на любые каверзные вопросы провокатора отвечал, что всякая власть — от Бога, и предупредил шпиона-наседку, что если тот не покается в своих адских грехах, то погибнет.

 

Свидетельство в Институте

судебной экспертизы

В институт имени Сербского Ивана Федотова привезли на переоборудованном для перевозки арестованных легковом автомобиле с надписью «Молоко» на фургоне. Профессора Давида Лундца очень заинтересовало, как Дух Святой может общаться с человеком, и он попросил привести пример из практики духовной жизни верующих. Федотов вспомнил, как во время работы на радиозаводе услышал повеление Святого Духа:

— Встань и выйди!

— Куда? — спросил Иван.

— Через проходную.

Пройдя мимо вахтера, Федотов на ведущей к Павелецкому вокзалу улице увидел плачущего мужчину и спросил его:

— О чем плачешь?

— Я уже несколько дней голодаю... Денег нет, воровать стыжусь...

— Бог любит тебя, и послал меня позаботиться о тебе.

Иван купил голодному десять пончиков с повидлом. Уплетая их за обе щеки, незнакомец рассказал, что он убежал от верующей матери, которая замучила его своими молитвами. Иначе говоря, этот несчастный пытался убежать от Бога.

— Мать сказала мне, что Бог обязательно пошлет мне человека, который меня вразумит и выведет на правильный путь... — закончил свой рассказ парень.

— Я и есть тот человек, которого послал тебе Господь, ибо я тоже верующий и молюсь Господу. Возвращайся к своей любящей матери, которая тебя ждет и молится о тебе. Будь послушным сыном, и Бог тебя благословит. Вот тебе деньги на обратную дорогу...

Профессор задумчиво помолчал, а потом сказал:

— Иван Петрович, если ты согласишься, я признаю тебя психически нездоровым, подержу полгода в больничной палате, как не подлежащего суду. Иначе тебя осудят к десяти годам лишения свободы.

Федотов понимал, что это предложение — очередная дьявольская ловушка: если его признают психически больным, то во всех газетах напечатают, что проповедник пятидесятников оказался сумасшедшим, в связи с чем и очутился в психиатрической больнице.

— Вы же убедились, что я — вполне здоров! — сказал брат Иван. За специально неприкрытой дверью медицинского кабинета он увидел разочарование на лице сопровождавшего его сотрудника КГБ, и вспомнил, что накануне снился черный пес, просовывавший злую морду в приоткрытую дверь. Консилиум врачей признал Федотова вменяемым. После экспертизы его бросили в камеру тюрьмы «Матросская тишина», где он ждал суда еще девять месяцев. Адвокат Семен Ария прямо объяснил:

— Дело ваше уже сфабриковано — вас приговорят к лишению свободы сроком на 10 лет. На суде будет только видимость защиты. Вы можете письменно отказаться от моих услуг по причине того, что я член коммунистической партии Советского Союза и еврей... Но государство обязано предоставить вам адвоката, потому что обвинение очень серьезное...

Иван Петрович написал отказ от адвоката, мотивируя тем, что избирает своим защитником Господа Иисуса Христа.

 

Суд неправедный

Для судилища избрали удаленный от Москвы город Дрезна, чтобы на судебных заседаниях не могли присутствовать иностранные журналисты.

Бессонной ночью перед судом в одиночной камере предварительного заключения Господь утешал и ободрял Федотова Духом Святым. Иван Петрович перед утром на несколько минут задремал и в сновидении увидел больших злых собак и множество маленьких щенят.

На суд привезли также Корчагина, Василия Ряховского и Михаила Афонина. Пришли в качестве обвиняемых Мария Смирнова и Федосья Калинина, отпущенные под подписку о невыезде из места проживания. К помещению суда привели толпу школьников в красных пионерских галстуках и заставили их скандировать: «Судить главарей! Судить главарей!» Ивану Федотову было жалко ослепленных атеистами с малых лет детей, и он вспомнил сон: «Вот к чему приснились щенята». Милиционеры, прокурор, судьи своим злым и грозным видом напомнили ему слова 21-го Псалма: «Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня...»

В качестве свидетелей были приглашены 120 человек. Свидетельства верующих во внимание судьями не принимались и в протоколах намеренно искажались. Все места в зале суда были заняты комсомольцами, а потому верующих вроде бы из-за отсутствия свободных мест на процесс не допустили. Было заранее продумано, в каком порядке свидетелей допрашивать. Одна из свидетелей, соседка Федотовых — Арина, за несколько дней до суда приснилась Ивану Петровичу гагакающей гусыней.

И вот судья Котов вызывает эту Арину, она входит и вдруг падает почти к ногам подсудимого, и ничего не может произнести, кроме гусиного «га-га-га»...

Опешивший судья попросил присутствующего на суде в качестве судебно-медицинского эксперта профессора Лундца:

— Посмотрите, что верующие с ней сделали?

— Что с вами? — наклонился профессор над Ариной.

— «Га-га-га», — снова прозвучало в ответ.

Милиционеры вынесли несчастную из зала, чтобы ей оказали неотложную медицинскую помощь. Несколько минут стояла гробовая тишина.

Из шести назначенных судом государственных адвокатов только Семен Ария действительно защищал верующих, а остальные даже помогали обвинению. Толковые профессиональные вопросы Семена Львовича поставили главного свидетеля Анну Красину в тупик, обличили ее во лжи, и в этом убедились все присутствующие. Судебное дело разваливалось на глазах по швам, так как было шито белыми нитками. Спасая положение, прокурор заорал на честного адвоката:

— Кто ты такой?!

— Адвокат...

— Я спрашиваю тебя, коммунист ты или нет?!

— Да, я член коммунистической партии...

— Надеюсь, ты теперь понял, как ты должен себя вести?

 

Исповедь адвоката

После распада СССР Семен Ария издал ценное учебное пособие для студентов юридических факультетов и будущих адвокатов, одна из глав которого называется «Дело пятидесятников». Он вспоминает:

— Мне сообщили, что Федотов был фактически организатором и руководителем пятидесятнической церкви Московской области, возглавляя ее в качестве проповедника. Хотя он никакого официального поста не занимал, но был настоящим духовным лидером.

Юридически он обвинялся по статье 227, как руководитель изуверской секты и дополнительно за «подстрекательство к убийству». С Федотовым я имел продолжительные беседы, он объяснил мне, что весь смысл его жизни, как и любого другого человека, состоит в том, чтобы верить и служить Господу, выполнять все требования и наставления Божьи. Я понял, что этот судебный процесс намерены широко использовать для атеистической пропаганды, поэтому радиофицировали зал, установили микрофоны судьям, прокурору, экспертам, пригласили представителей прессы, радио, телевидения, кинохроники.

Процесс начался с допроса подсудимых, которые заняли понятную позицию: твердо стояли на том, что они не виновны ни в каких уголовных преступлениях, и никогда не отступят от своей веры. Затем начался допрос свидетелей. Обвинение Федотова в подстрекательстве к убийству держалось на показаниях свидетельницы Красиной, которая подтверждала такое дикое обвинение, но я указал на множество противоречий в ее показаниях. Ложное обвинение начало разваливаться.

Во время обеденного перерыва меня вызвал к телефону секретарь Московского обкома партии Панкратов и сказал, что ему уже доложили о том, что я срываю важное политическое мероприятие, которое находится на контроле в Центральном Комитете Коммунистической партии Советского Союза.

Я ответил, что выполняю свой профессиональный долг, а его просто неправильно проинформировали. Панкратов сказал, что все проверит. Часа через два из Москвы прикатили две легковых автомашины с руководителями коллегии адвокатов и работниками Московского обкома партии, от которых я узнал, что процессом дирижирует сидящая в зале и бегающая за кулисы заведующая отделом пропаганды этого обкома.

Когда же возле микрофона упала и забилась в конвульсиях свидетельница с фанатично горящими глазами, профессор Лундц объяснил судьям:

— Это не эпилепсия, а невротический приступ вследствие тяжелого истощения нервной системы.

Судья Котов, обращаясь к подсудимым, сказал:

— Вот до чего вы доводите людей вашими молениями!

Я тихо, но так, что, благодаря микрофону, услышали все присутствующие, сказал:

— Товарищ председательствующий, это же не сектантка, а дружинница, член коммунистической партии...

Свидетельницу эту удалили из зала для оказания ей срочной медицинской помощи. Вышла к микрофону молодая, довольно миловидная женщина, которую судья спросил:

— Из протокола вашего допроса вижу, что вы были прихожанкой секты, а потом вышли из нее.

— Да, действительно, я была в этой секте, а потом из нее вышла...

— А что вас в эту секту привело?

— Страдала неизлечимой болезнью крови... Попытки излечиться в обычных лечебных заведениях оказались тщетными... Тогда вступила в эту секту, где молились о моем исцелении...

— А почему вы вышли из нее?

— Потянуло меня опять на мирское...

— А как вы себя сейчас чувствуете?

— Нормально...

— Не страдаете тем заболеванием?

— Не страдаю...

— В связи с чем не страдаете?

— Как, в связи с чем? Ведь я участвовала в деятельности этой церкви пятидесятников, искренне молилась Господу, и Он меня исцелил...

В зале послышались возгласы удивления, поднялся шум.

Чтобы спасти разваливающееся на глазах у присутствующих обвинение, судьи разрешили в качестве документального доказательства продемонстрировать смонтированный по заказу кагэбистов фильм «Это тревожит всех». В зале, где шел судебный процесс, выключили свет, опустили экран и тридцать минут смотрели дьявольский кошмар, состряпанный мастерами лжи и клеветы. Теперь, после развала СССР, этот фильм неопровержимо свидетельствует против тоталитаризма и компартийного атеизма, тупости марксистско-ленинской идеологии, а тогда он помог судьям повернуть судебный процесс в русло советской несправедливой действительности.

Судебный процесс, длившийся 6 дней, закончился оглашением приговора, размноженный текст которого был разослан всем судам СССР как пособие для «правильного осуждения сектантов». Относительно Ивана Петровича в приговоре констатировалось:

Подсудимый Федотов, являясь руководителем секты пятидесятников в Москве и Московской области, не прекращая активную деятельность, несмотря на предупреждения представителей власти, 16 апреля 1960 г. устроил сборище сектантов у себя дома. В небольшом помещении собрал большое количество людей, приехавших из разных мест. Когда к дому, где собрались сектанты, прибыли представители общественности и работник милиции, чтобы выяснить причину большого скопления людей, потребовал объяснений, подсудимый Федотов отказался выполнить требования представителей власти и следовать в отделение милиции. Когда подсудимого Федотова взяли под руки, чтобы отвести его в отделение милиции, то он вырвался, выбил ногой раму террасы и, желая получить поддержку у членов церкви, кричал:

— Смотрите, что со мною делают комсомольцы!

Тем самым подсудимый Федотов нарушил общественный порядок, оказал сопротивление представителям власти, т.е. допустил хулиганские проявления.

Подсудимый Федотов, являясь религиозно-фанатичным человеком, в целях установления безграничной власти над участниками секты, 21 июля 1960 г. вызвал к себе А.М.Красину и, используя её религиозную зависимость, потребовал от неё принести в жертву, т.е. убить, свою двенадцатилетнюю дочь.

Данное преступление было совершено подсудимым Федотовым при следующих обстоятельствах. Красина была втянута в секту, которой руководил Федотов в 1958 г. Вызвав ее к себе на беседу, через сектантку Болдину, подсудимый Федотов стал обвинять ее в совершенных грехах: в том, что она рассказывает тайны секты, послала свою дочь в пионерский лагерь. Далее подсудимый Федотов потребовал, чтобы Красина, во искупление грехов перед Богом, принесла в жертву свою единственную дочь, т.е. убила её способом, который сама себе изберёт. Подсудимый Федотов приказал Красиной, чтобы она в воскресенье 24 июля 1960 г., на очередном сборище рассказала, как она поступила со своей дочерью.

Опасаясь за свою жизнь и не желая умерщвлять свою дочь, гражданка Красина, не зная, как ей поступить, решила обратиться 24 июля 1960 г. к членам секты с раскаянием в своих грехах. На сборище она рассказала сектантам, что Федотов требует от неё, чтобы она принесла в жертву свою дочь, т.е. убила её. Наиболее фанатичные сектанты, в частности, подсудимая Калинина и другие, находящиеся в зависимости от подсудимого Федотова, стали называть Красину «Иудой» за то, что она выдала тайну. А 19 июля Федотов был арестован.

Подсудимый Федотов виновным себя признал только частично — по ст.206, ч.2, УК РСФСР, категорически отрицая свою вину в доведении до самоубийства Николаевой и подстрекательстве к убийству Красиной своей дочери.

Судебная коллегия считает, что вина подсудимого Федотова доказана полностью, по всем статьям предъявленного обвинения. Вина Федотова в учинении хулиганских действий подтверждается показаниями свидетелей: Преображенского, Косынкина, а также актами представителей власти и общественности (т.1, д.40,42,43). Подсудимый Федотов является руководителем секты пятидесятников и считается более «сильным братом» среди проповедников. На квартиру к нему приезжали руководители сектантских групп пятидесятников из других республик и областей СССР.

Вина подсудимого Федотова в доведении до самоубийства Николаевой подтверждается тем, что он является руководителем и проповедником нелегальной религиозной группы, организовывал сборища сектантов, где присутствовала и Нина Николаева. На так называемых молениях исполнялся изуверский религиозный обряд, доводивший Николаеву до экстаза. Посещения проповедей Федотова оказало влияние на психику Николаевой и послужило причиной самоубийства. Его вина подтверждается также показаниями свидетелей: Бубнова, Бакина, Сидоренкова, Семенец, Десятина, заключениями судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз.

Вина подсудимого Федотова в подстрекательстве Красиной к убийству своей дочери подтверждается показаниями свидетелей. Красина в своих показаниях судейской коллегии подробно рассказала, что у неё есть 12-летняя дочь. Показания Красиной судебная коллегия оценивает как объективные и правдоподобные. Вина Федотова подтверждается также показаниями свидетелей: М.В.Беловой, Д.А.Пупковой, Маковского, частично Фролова, а также актом, составленным 24 июля 1960 г. (д.177, т.1) и другими материалами дела. Показания свидетелей Болдиной и Фролова судебная коллегия оценивает критически на том основании, что они являются активными сектантами-фанатиками и сами находятся в религиозной зависимости от Федотова.

Приговорили Федотова к 10 годам лишения свободы, остальных осужденных — на срок от 2 до 5 лет.

Северные лагеря усиленного режима

Заключенного Ивана Федотова отправили в тюремном вагоне на строительство бумажного комбината в город Котлас Архангельской области. На работу и с работы водили под конвоем. Поддержкой и ободрением в огненных испытаниях для него были слова из первого послания апостола Петра: «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или как вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (4:15-16).

Мать, которой разрешили свидание, привезла сыну Евангелие, но книжицу при обыске надзиратели изъяли, за что Ивана бросили в карцер на 15 суток. Стекла в тесной одиночной камере были выбиты, отопление отключено, температура в этой душегубке была почти такой же, как на улице — 30-40 градусов мороза. Время от времени Иван прыгал, чтобы согреться. Не замерз он и не простудился только благодаря Божьей поддержке и матросской закаленности. Через некоторое время Федотова опять обвинили в нарушении режима и бросили в карцер еще на 10 суток.

В Котласе Иван Федотов работал в бригаде с одним осужденным за многие преступления бывшим воспитанником сиротского дома, делился с ним всем, что присылали из дому. Но сколько волка ни корми... Решил преступник ограбить своего благодетеля и потребовал у него ключи от хранившегося на складе чемодана с вещами. От неожиданности Иван сразу не понял намерения нахала, а потом сообразил, что блатной посчитал верующего слабаком. Хотел Федотов проучить неблагодарного, но вспомнил слова Христа: если отнимают верхнюю одежду, то отдай и нижнюю.

Получив ключи от чужого чемодана, самонадеянный грабитель ради шутки ткнул пальцами в сторону надзирателя, подававшего пищу через дверную «кормушку». Тот отпрянул, но его фуражка упала в камеру. Он позвал на помощь других надзирателей, и вместе с ними выволок в коридор «шутника». Возвратился тот в общую камеру через 15 суток из карцера, молча вернул Ивану Петровичу ключи, всем своим видом показывая, что понял, за что его Бог наказал.

Федотов и в тюрьме, и в лагере проповедовал всем сокамерникам и солагерникам Слово Божье. За это ему снова и снова давали по 5 суток карцера, а за каждого уверовавшего — по 15 суток. На сутки выдавали только 400 граммов черного сырого хлеба и полкружки теплой воды. За то, что Федотов не прекращал благовествовать преступникам, его перевели в барак усиленного режима. Начальство лагеря приходило сюда после просмотра фильма «Это тревожит всех», чтобы увидеть изувера Федотова, который хотел принести в жертву девочку. Никому и в голову не приходило, что фильм — гнусная клевета на истинных христиан. Теперь Ивана Петровича бросали в карцер и за это. Объясняя заключенным, за что его ненавидит лагерное начальство, Федотов попутно объяснял, что значит верить Богу, и почему настоящая христианская вера пугает атеистов. Поняв, что им Федотова не сломить, тюремщики отправили верующего этапом в другой лагерь на Пуксо-озере.

А там его даже бригадиром назначили. И он сделал свою бригаду лучшей в управлении лагерей, но когда новый начальник лагеря приказал всем бригадирам носить красные повязки на рукаве, Иван Петрович отказался, мотивируя тем, что не может носить коммунистическую атрибутику. До конца десятилетнего срока Федотов оставался простым рабочим. 


ПРОДОЛЖЕНИЕ - http://www.days4god.com/blog/pobezhdajushhij_dokumentalnaja_povest_chast_3/2011-08-20-433



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ