У границы станции, с чей-то доброй санкции,
Железнодорожная будочка стоит.

Время до военное, и после военное.
Мрачное голодное в памяти хранит.

Черепица сброшенна, окна перекошенны
В их провалы смотрица хмуро темнота.
И грохоча стрелкою, сыпя дробью мелкою
Как во время прежние мимо поезда.

«Стрелочник», профессия всем была известная.
А теперь забвения, на неё печать
Положили трудную, ту работу грузную
Автомотизация стала выполнять.

А тогда ответственно к стрелке неросредственно
Закреплялся стрелочник и за ней следил.
В том красивом здании как гласит предание
Поселилась тихая, дружная семья.

Мать с Отцом да маленький сын голубоглазенький.
Их надежда старости в доме подрастал,
И Отец о будущем, в своём сердце любящем,
О прекрасном радосном для него мечтал.

Ожидали лучшего, а дождались худшего.
Ожидали радости, а дождались слёз.
Время было трудное то после военное,
Испытанья тяжкие посылал им Бог.

Клин земли под грядкою, штаники с заплатками,
Да Отцовский скудный хлебушка паёк.
Так и жили скраюшку, мать была хозяюшкой
А отец на станции службу свою нёс.

Смена шла обычная, за года превычные
Стрелочник участок свой быстро обходил.
По лугам нескошенным, по хозяйствам брошенным,
По земле израненной взгляд его скользил.

Тихо поднималось словно улыбалось.
Ласковое солнышко, в голубой простор.
В утро это росное грохочя колёсами,
В напровленье станции товарняк прошёл.

А за ним стремительный, пассажирский литерный,
Запросился издали на свободный путь.
И двеженьем правильным точно стрелку ставил он,
Но взглянул и обмер вдруг, и стеснилась грудь.

Прям на против домика, худенький и тоненький.
Сын его меж рельсами в камешки играл.
Он рванулся, но не поспеть, неминуемая смерть.
Стал кричать, “Уйди! Малыш.” Но он не услыхал.

Мысль мелькнула первая, дрожь по сердцу нервная,
Стрелку на путь занятый, мимо, но тогда…
Поровоз на скорости, в хвост другого поезда врежется
И страшная будет всем беда.

Что же делать? Боже мой! Уходи сыночек мой!?
Эта нерешительность, длилась только миг,
И отец уверенно, хоть немного медленно
На свободный литеру, дал входную и…

Массою грохочущей к сыну смерть пророчущей,
Тут же дробно стрелкою, поезд простучал.
Машинист отчаянно на ходу кричал ему и вперёд показывал,
Но тот не отвечал. Он смотрел, и видел лишь.

Как играл его малыш. А судьба назначенна уж ему была.
И неумолимая, чёрная и дымная, несбавляя скорости
К сыну смерть ползла.
Взгляд отца потерянный, видел как растерянно,

Там мелькнуло личико. Он закрыл глаза.
Время бег замедлело... По щекам обветренным,
Поползла слеза.....
Поседевший сгорбленный, шёл шагами скорбными


Тихо к месту гибели, своего сынка.
Там заплакал, “Сынушка! Что же ты кровинушка!?”
В стоне том, безмерная, слышалась тоска.
А в дали на станции, словно в вечном странствии,

Люди выходившие растеклись в толпе.
Лишь потом, со временем, шли с благодарением.
К месту их спасения, и несли цветы.
Породокс не мелочный.Сына отдал стрелочник.

Чтобы жизни многие от беды спасти.
Потеряв отечество поезд человечества,
К катострофе, к гибели вечной быстро шёл.
Но любя творение Бог без промедления

На пути к спасению, стрелку перевёл.
Там Галгофа высится. Смерть к Иисусу близится
Многомилиардною тяжестью греха.
Вот Он окровавленный и толпой раздавленный,
Прошептал “Свершилось!” и потрёс века.
Но не снизив скорости, не убавив гордости,

По транзиту к вечности, мчится шар земной.
Только те пришедшие как цветы взошедшие,
У креста Галгофского расцветут душой.
Сердце благодарное не забудет ран Его.

Не забудет подвига Сына и Отца.
И несут Спасителю, пасажиры-жители.
Поезда вселенского, души и сердца.

Аминь.



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ