Кристина Рой - Три друга.Часть 2

Кристина Рой
Три друга
Оглавление

6. Веселые помощники
7. Узнали друг друга
8. Ищущие и найденные

6. Веселые помощники

И снова был воскресный день, В церковь никто из жителей пастушьей хижины не пошел. Утром они все вместе прочитали главу из Слова Божьего, спели гимн и помолились, а затем каждый отправился по своим делам. Филина получил приглашение от управляющего замком. Мальчики хотели сходить в домик Палко, но у них не было ключа, чтобы войти туда, он был у доктора. И все же им хотелось знать, привезены ли уже дрова? Никто не в состоянии описать их изумление, когда подойдя к хижине, они увидели, что ее окна широко распахнуты, а на кухонном окне сидела большая белая кошка. У нее была мягкая, бархатистая шкурка, большие круглые глаза, а на шее- красивая ленточка, на которой висел позолоченный колокольчик. Увидев кошку, мальчики обрадовались, что с ними не было собак. Фидель был где-то со своим хозяином, а Дунай бегал по лесу.
- Да тут уже кто-то поселился?!- удивился Ондрейко. ? Понятно, ведь кошка одна не сидела бы,подтвердил Палко.
Они тихо обошли вокруг дома. Во дворе были сложены мелко наколотые дрова. Посоветовавшись, они решили сходить за цветами, а тем временем, возможно, кто-нибудь встанет. И когда час спустя они вернулись, неся каждый по огромному букету цветов и свежие ветки, которые искусно подобрал и сложил Палко, они заметили, что дверь дома была открыта и из трубы шел дым.
Тут на пороге появилась пожилая женщина в черном платье и белом чепчике. Ее добродушное лицо носило отпечаток озабоченности, и ее взгляд как бы говорил:- Ну с чего же я должна начать? Что мне делать?" ? Наверное, ей что-то нужно,- сказал Палко. Мальчики подошли к хижине и поздоровались с женщиной. Она ответила на их приветствие по-чешски. Ее доброе лицо просияло, изумленно глядя на мальчиков и на их большие букеты.
- Вы, наверное, сиделка той больной дамы, которая будет здесь жить?- начал разговор Палко.Мы обещали доктору, что принесем цветы. Вот мы их и принесли. Они уже немного завяли, но в воде они отойдут и снова станут свежими.
- Благодарю вас! Это очень обрадует мою госпожу,- сказала женщина, взяв цветы у мальчиков и ставя их в воду.
- Вы недавно прибыли сюда и, наверное, еще не ознакомились со здешней обстановкой. Вероятно, вам может понадобиться что-нибудь такое, чего в горах нет,- заметил заботливо Палко.- Вы нам только скажите, мы охотно поможем.
- Я вам буду очень благодарна, дети, если вы мне поможете. Мы с собой все привезли, только соли и масла у нас нет, наш мешок с провизией по небрежности остался в вагоне. Мы должны были приехать сюда сегодня утром, но прибыли уже вчера вечером. Поэтому господин доктор не смог нас встретить, а я здесь еще не осмотрелась.
- О, соль и масло мы вам сейчас раздобудем! Наша пастушья хижина находится здесь поблизости,ответил Петр.- Кислое молоко тоже должно быть уже готово. Пойдем, Ондрейко!
- С пастушьей хижины?.. Молоко и хлеб?..- - удивилась женщина.
- Это от нас,- объяснил Ондрейко.- Но мы должны идти, чтобы вы вовремя могли все получить.
- А я пока останусь здесь,- сказал Палко.Этот домик принадлежит моему отцу, и я могу вам показать, как вам лучше расположиться.
- Ах, вот как! Это ваш домик? Тогда ты действительно сможешь посоветовать, где мне разместить все наши вещи. Но как тебя зовут?
- Палко Лезина, второго мальчика- Петр Филина, а третьего- Ондрейко Гемерский.
- Как зовут третьего мальчика?- переспросила удивленно женщина.
- Гемерский. Эти три пастбища по склонам гор принадлежат его отцу. Господин доктор только потому устроил Ондрейко к дяде Филина, чтобы он немного поправился. Он был очень слаб, но с тех пор, как он находится у дяди Филина, он стал здоровее и крепче. Но как поживает ваша дама? Спала ли она ночью? ? Ах, моя дама! Кабы она только знала... - вздохнула женщина. - Спала ли она ночью, я не знаю, зато сейчас она спит так крепко, как давно не спала. Ну пойдем, Палко, мы тихонечко войдем в дом. Хорошо, что между кухней и горницей находились еще сени и не было все так слышно, что делалось внутри. В лице Палко старая женщина приобрела хорошего помощника. Из кухни, которая теперь походила на ярмарку, они вынесли сундуки, чемоданы, одеяла, одежду и все разместили в чистенькой каморке, о существовании которой женщина даже и не подозревала.
Некоторые вещи они разложили по полкам, которые смастерил Лезина, другие- развесили по стенам. Сундук с посудой и кухонными принадлежностями был тетей тут же распакован. Некоторые предметы Палко расставил в шкафчике, другие- повесил над очагом. Потом он достал веник и подмел кухню, так как с вещами и распаковкой они нанесли много пыли и мусору. Затем он расстелил на столе скатерть, сбегал за ключевой водой и поставил на стол кувшин с цветами. Когда все было готово, пришли его товарищи, вспотевшие и разгоряченные от быстрой ходьбы. Ондрейко нес круглый, переплетенный соломой кувшин с узким горлышком и молочник с крышкой, а у Петра за плечами висел тяжелый узел.
Когда женщина вернулась из горницы, она едва поверила своим глазам: на столе лежал каравай черного хлеба, стояла новая солонка с солью, в одной из мисок был сыр, в другой- свежее желтое масло, рядом ? молочник с молоком. В печке весело потрескивали дрова, искрился огонь. Мальчики сидели на скамье перед окном, а Палко стоял перед ними.
- Как, дети, вы уже здесь?!- удивленно воскликнула женщина.- И чего же только вы не принесли?!
- Только то, что вы хотели,- ответил Петр.В этой кружке кислое молоко, а в этом кувшинесвежее. Ондрейко подумал, что, может, кислое молоко не понравится даме, и вы тогда сможете сварить ей кофе. Он также захватил масло и сыр, он ведь имеет на то право, так как все потом будет принадлежать ему.
Петр немало гордился Ондрейко. Мальчики удивились, увидев слезы на глазах у женщины. Она их отерла, поцеловав своих маленьких помощников. ? Ты прав, Ондрейко, сегодня я сварю кофе, и вы все со мной позавтракаете. А тем временем, может, и моя госпожа проснется.
Пока варился кофе, мальчики узнали, что женщину зовут Моравец, но они могут называть ее- тетя". Она рассказала им, что родилась в Эрцгебирге в точно таком же домике. Позднее ее родители эмигрировали в Америку, там же она вышла замуж; но после того, как она потеряла своего мужа и дочь, вот уже десять лет она находится в служении у ее госпожи, ухаживая за ней, как за своей родной дочерью.
Не успели мальчики оглянуться, как перед каждым из них стояла красивая чашка с душистым кофе и большой кусок пирога. Потерянный, вернее, забытый мешок с провизией все-таки нашелся. Было бы жалко, если бы они не смогли попробовать такой вкусный пирог! Только они закончили завтрак, как из горницы раздался звон колокольчика. Тетя, как молодая, побежала на зов.
- Нам нужно идти,- сказал Петр.
Ондрейко взглянул на Палко, ожидая что тот скажет. А Палко тем временем удалось приманить к себе кошку госпожи. Она сидела около него и, подобно белке, брала из его рук своими передними лапками намоченные в кофе остатки пирога.
- Мы не можем оставить немытую посуду. Тете нужно помочь, ведь у нее никого здесь нет,- сказал Палко и побежал с тазом за водой.
Петр в это время пошел за дровами. Ондрейко был в кухне и играл с кошкой, когда неожиданно открылась дверь горницы и вначале он услышал голос тети, а затем еще другой голос... Кровь хлынула к сердцу Ондрейко. Ему казалось, что этот голос раздается откуда-то из далекой таинственной страны воспоминаний... Что она говорила, он не понимал. Кошка, вырвавшись из его рук, прыгнула к двери. Дверь была лишь немного приоткрыта, просунув лапку, она открыла ее и исчезла в горнице. Но Ондрейко был настолько погружен в свои мысли, что ничего этого не заметил. Лишь возвращение мальчиков вывело его из задумчивости. Палко перемыл посуду, Петр помог вытереть, и приведя все в порядок как только могли, они крадучись выскользнули за дверь.

7. Узнали друг друга

Семь дней... Какой короткий и все же часто какой длинный отрезок времени! Что только можно пережить за эти дни! Иногда думаешь: неужели это уже все миновало?
Так же и Ондрейко Гемерский, одиноко шагавший по лесу, думал про себя: было ли то, что он пережил в эти последние дни действительностью или это были только грезы? Нет, это было действительностью! Больная дама уже приехала и жила в хижине Палко.
Но Ондрейко ни разу не удалось ее увидеть, хотя он уже три раза приносил ей кислое молоко. Тетя всегда говорила, что дама спит и ей нужно много спать. Ах, почему она спит именно тогда, когда он приходит? С Петром она уже разговаривала и даже подарила ему коробку со сладостями. Палко читал ей уже из своей книжечки. Он сказал, что она такая же красивая, как его мамочка. Лишь Ондрейко ее еще не видел. Сколько он уже молился об этом! Сегодня утром он особенно молился о том, чтобы она не спала в тот момент, когда он придет, чтобы, наконец, увидеть ее и хотя бы поздороваться. Последнее время молодые пастухи, особенно Стсво, давали ему понять, что эти пастбища принадлежат его отцу, а значит, и ему. И когда они давали ему сыр и масло для дамы, то давали щедро:- Бери, ведь это все твое!" Эта мысль ему очень понравилась.- Это все наше! Если Палко имеет право говорить: наша хижина,- то отчего он, Ондрейко, не должен говорить: наши пастбища, наши земли, наши леса! Значит, эта дама приехала к нам, хотя и живет в домике Палко,- думал мальчик.- Когда она немного поправится, она сама придет за кислым молоком". Занятый такими мыслями, Ондрейко не заметил, как очутился у перекрестка, откуда одна тропинка вела к скале, а другая- к маленькому домику в долине. Воздух был чист и свеж, с пастбищ доносился звон колокольчиков.- Это ягнята резвятся, звон их колокольчиков отличается от других",- улыбнувшись, подумал Ондрейко и побежал по направлению скамейки, чтобы там немного отдохнуть. Но, к его удивлению, скамейка была уже занята. Никакая из лесных фей, о которых ему рассказывал Стево, не могла быть прекраснее той, которую он сейчас видел. О, как она была красива! Скамейка, на которой она сидела, была покрыта ковром, сбоку лежала такая же подушка, на которую опиралась белая рука женщины. Ее взгляд был устремлен вдаль.
Мальчик поставил кувшин на землю и, сложив руки как для молитвы, смотрел на это милое, бледное лицо. И снова ему казалось, что кто-то берет его в свои объятия и уносит в далекую страну воспоминаний... Дама все еще не замечала мальчика. А жаль! Сегодня он так хорошо выглядел! В субботу доктор подарил ему новый костюм, почти такой же, как у Палко: рубашку с широкими рукавами, узкие штанишки, высокие сапожки, круглую шапочку и маленькую вязаную курточку. Петр тоже получил костюм, какие обычно носят в этой местности. Ондрейко был очень рад, что теперь не отличался от своих товарищей, и вчера в церкви многие прихожане поглядывали на них. Ах, если бы дама взглянула в его сторону! Но она все еще глядела вдаль. Да, это она жила в хижине Палко! Да и кто другой мог сидеть на этой скамейке? С ней была и ее белая кошечка. Значит, дама уже встала, а он только сейчас принес ей завтрак! Неужели он запоздал? Кислое молоко ведь нужно еще подогреть, когда же она тогда будет завтракать?
Набравшись храбрости, Ондрейко поздоровался с ней. Женщина вздрогнула и с удивлением посмотрела на робко приближавшегося мальчика.
- Доброе утро,- проговорил Ондрейко, кланяясь.- Я принес вам кислое молоко, но, наверное, немного запоздал. Я очень торопился, пожалуйста, не сердитесь!
- Ты принес мне молоко?- спросила удивленно дама. Она встала со своего места и взяла из рук мальчика тяжелый кувшин.- О, он чересчур тяжел для тебя!
- О нет!- робко возразил мальчик, глядя большими глазами на даму.
О, как счастлив он был, что наконец увидел ее.
Она разговаривает с ним и даже взяла его за руку!.. ? Как тебя зовут?
- Ондрейко.
- Ты тоже живешь здесь на пастбище?
- Да, я живу у дяди Филина. Мне там очень нравится. Дама пошла с мальчиком к домику, неся сама кувшин. Она была среднего роста, и в ее осанке и движениях было что-то княжеское.
- А почему Петр или Палко не принесли кислое молоко?- спросила она, стараясь вовлечь Ондрейко в разговор.
- Мы носим по очереди.
- По очереди? Но я тебя еще ни разу не видела!
- Я приношу молоко уже третий раз, но вы всегда спите.
- Вот как? Значит, я проспала твое посещение?
Ну сегодня тогда я тебя так скоро не отпущу. Ты должен у меня отдохнуть и позавтракать со мною. Посмотри, вот и тетя уже ожидает нас! Дама радостно подошла к тете и протянула ей кувшин.
- Поглядите, кто сегодня нам принес кислое молоко. Вы, конечно, уже знакомы, но мы сегодня встретились впервые. Я вас прошу угостить хорошим завтраком моего гостя.
У тети немного дрожали руки, когда она брала кувшин. Сказав, что поторопится разогреть кислое молоко, она зашла в хижину. О, как рад был Ондрейко, что Господь ответил на его молитву! Петр разговаривал с дамой только в кухне, его же она повела в горницу! А как красиво было там: плюшевый диван, кресла и другие дорогие вещи,- почти как в замке Гемерских. Он сидел с ней на диване и рассматривал картинки в большой книге. Это были красивые виды городов и их окрестностей- Она показывала ему их, рассказывая и называя их.
- Вы во всех этих городах были?- осмелился спросить мальчик.
Ее лицо покрылось печалью.
- Да, Ондрейко! Но теперь у меня одно желание и стремление: навсегда остаться в этих горах, забыть про существование этого злого мира и никогда больше его не видеть.
Тут тетя принесла завтрак, и они сели за красиво накрытый стол. Перед едой он теперь всегда молился, так он поступил и сейчас; и от радости, переполнявшей его сердце, он добавил еще:- Благодарю Тебя, дорогой Иисус, что Ты услышал мою молитву".
Дама уже поднесла стакан с молоком ко рту, но услышав молитву Ондрейко, поставила его обратно и, словно пристыженная, опустила голову. Слеза повисла на ее длинных ресницах.
Когда они позавтракали, дама неожиданно спросила Оидрейко, о чем он молился Иисусу? Он признался ей, что давно хотел ее увидеть и поэтому часто завидовал своим товарищам. Теперь его желание исполнилось и он благодарен Иисусу за это. Он попросил у нее разрешения посмотреть еще другую книгу, которая лежала на столике. Там были только фотографии. Изпод своих длинных ресниц он взглянул на даму. На очень многих фотографиях была снята она, но везде на ней были странные наряды. На одной фотографии она была одета в широкую мантию и на голове у нее была корона. Внизу была надпись:- Мэри Славковская в роли Марии Стюарт". Ондрейко долго глядел на фотографии. ? Почему ты так пристально разглядываешь эти фотографии?- спросила дама, гладя его кудри. ? Это вы везде сняты? Значит, вы играли в театре? Она удивленно взглянула на него.
- Неужели ты знаешь уже что-то о театре? Разве ты там когда-нибудь был?
- Нет,- лицо мальчика покрылось печалью.
- Что с тобою, Ондрейко?- спросила она, обнимая мальчика.
- Ах, моя мама тоже, наверное, снята на таких же фотографиях.
- Твоя мама? - спросила удивленно дама. - Разве она не крестьянка?
- О нет!- Глаза мальчика засияли.- Она знаменитая певица. Но я ее, наверное, никогда больше не увижу, так как она меня давно позабыла. У меня никого нет, хотя мои родители живы. Я долго печалился об этом. Но с тех пор, как с нами Палко и я принял Иисуса Христа в свое сердце, я не чувствую себя таким одиноким и покинутым, потому что знаю: Иисус любит меня и Он со мной...
Мальчик замолчал, так как дама вдруг сильно побледнела; рука, обнимавшая мальчика, опустилась, и глубокий вздох сорвался с ее губ.
- Тетя!..- вскрикнул перепуганный мальчик.
К счастью, в комнату быстро вбежала тетя Моравец. Она намочила мертвенно-бледное лицо дамы водой и дала ей нюхательное средство. Подсунув ей под голову подушку, она подняла ее ноги на диван, и через некоторое время дама пришла в сознание.
Тетя сразу взяла Ондрейко за руку и повела его в кухню. На его испуганные вопросы она лишь отвечала, что ее дама еще очень слаба и нуждается в отдыхе. Ондрейко должен был ей рассказать, о чем они вместе беседовали. Тетя вздыхала и гладила мальчика по голове, приговаривая:- Так должно было случиться, и чем раньше, тем лучше!" Она не стала удерживать Ондрейко. когда тот сказал, что должен идти домой, но кувшин обратно нести ему не разрешила. ? Пришли к нам после обеда Палко. Он обещал моей госпоже, что проводит ее до пастушьей хижины. С завтрашнего дня она должна сама приходить на пастбище и пить там кислое молоко, так сказал господин доктор.
- Но она же еще больна,- сказал озабоченно мальчик.
- Она больше не больна, но только слаба, и эту слабость она должна побороть.
Ах, в мире нет блаженства без примеси горечи.
Если бы его встреча с дамой не завершилась так странно, Ондрейко вернулся бы домой гордым и счастливым. Плачущим нашел его в лесу дядя Филина. Подняв его на свои сильные плечи, он понес его в хижину. По дороге Ондрейко все ему рассказал, и Филина узнал причину его огорчения.
- Дядя, я, наверное, сказал ей что-нибудь очень плохое, хотя я не знаю, что именно, и она поэтому так опечалилась,- всхлипывая, говорил Ондрейко. ? Не плачь,- успокаивал его дядя.- Ты сказал то, что тебе Господь вложил в уста. Еще сегодня до ее прихода сюда все уладится.
Дядя Филина принес усталого мальчика в свою каморку и уложив в постель, присел на краешек кровати. Он долго еще сидел около него, гладя его волосы, и вскоре Ондрейко сладко уснул. Грустно взглянув на него, Филина тихо вышел. Полчаса спустя пастухи видели дядю, одетого по праздничному и шагавшего по направлению к скале. Они думали, что он идет в город и удивились, так как он только вчера был там.
В это же самое время в домике Палко было слышно горькое рыдание, которое не так легко и скоро утихло, несмотря на все старания тети Моравец. Всхлипывая, дама говорила:- Он был здесь, мой маленький дорогой сыночек, и я этого не знала! Этот тяжелый кувшин он принес мне собственноручно... Он жаждал меня увидеть, но он меня не узнал... и как он мог! Ведь я сама его не узнала! Он думает, что мать его давно позабыла... Но это неправда! Все прелести мира не смогли заменить мне его! Его, мое потерянное сокровище! Отец мой. отец! О, если бы ты знал, что стало с твоей дочерью! Ты ее учил складывать руки для молитвы, но она это забыла!.. Я изменила своему супругу! Я- жестокая мать! Если б ты только знал, что все твои предостережения исполнились в буквальном смысле..." Женщина зарыдала еще громче. Тетя вышла, услышав шаги в сенях. Вернувшись через некоторое время, она спросила, может ли госпожа принять старого Филина, который пришел поговорить с ней по очень важному делу. Минуту спустя пастух сидел в горнице. ? Я к вам пришел, госпожа Славковкая,- начал он строго.- Греху, который вы совершили по отношению к Ондрейко, должен быть положен раз и навсегда конец. Доктор мне сказал, что вы- его мать, а мой господин является его отцом. И что ж! Нежный, в любви нуждающийся ребенок, должен теперь подрастать, как говорится в одном стихе:- Ни отца, ни матери, ни сестры, ни брата. Почему ж, моя судьба, ты так горьковата?" Его голос звучал строго. Дама умоляюще спросила его:
- Что же мне делать? Они ведь его у меня отняли и присудили Гемерскому. Мой адвокат сделал все, что только от него зависело, но все было напрасно. ? А стали бы вы теперь его любить и заботиться о нем, как это подобает настоящей матери, если бы мой господин вам его вернул?
- Стала бы я? О! Я не заслуживаю того, чтобы меня так спрашивали. Хотите верьте, хотите нет, но я отдам все, только бы мне его получить. Ведь он любит меня, недостойную.
- Да, он вас любит так, как только может любить дитя. Поэтому-то я и пришел к вам. Сегодня или никогда Бог дает вам возможность получить обратно ваше сокровище. У вашего бывшего мужа большие долги. Управляющий получил указание негласно продать имение. Если у вас достаточно денег, а доктор сказал, что вы их имеете, тогда купите его из первых рук, пока оно не попало в руки дельцов. Когда ваш адвокат поставит господина Гемерского в известность, что вы покупаете имение и переводите его на имя мальчика, то он останется у вас. Гемерский всегда говорил, что имение перейдет к Ондрейко, так как он является его первенцем, и об этом знает вся округа. Если это превосходное имение станет собственностью сына бывшего владельца, то в этом нет ничего позорного. При благоразумном управлении оно принесет больше дохода, чем в настоящее время. Если вы сейчас и затратите на это большую сумму денег, оно, безусловно, и будет стоить этого.
- Ах, дядя Филина!- Женщина ухватилась за руку дяди.- Как я вам благодарна и признательна за ваш добрый и мудрый совет! Чем могу я вам отплатить?
Я не знаю, хватит ли моих наличных капиталов, но у меня есть драгоценности, и мне нетрудно будет заплатить за имение; кое-что мне даже останется для начала.
Я не так уж неопытна в ведении сельского хозяйства, как вы думаете. Я дочь фермера. Но кто купит мне имение? Мой адвокат в отлучке.
- Мы обратимся к господину доктору. Вы поедете вместе с ним к управляющему замком и там обо всем договоритесь. Он получил поручение негласно продать замок. Как только имение будет принадлежать вам, начните хлопотать и насчет мальчика. Так, по крайней мере, я полагаю. Но Ондрейко вы должны еще сегодня сказать всю правду, чтобы он больше не мучился. Придите сегодня после обеда; я пришлю Палко, чтобы он вас проводил.
Филина встал.
- Я бы не пришел к вам сегодня, так как вы еще слабы, но продажа не ждет, и Ондрейко так горько плакал. Он думает, что сказал вам нечто очень плохое, доведя вас до обморочного состояния. Ребенок очень нежен. Ему нужна не только физическая закалка, его сердце так жаждет материнской ласки... Итак, Господь да пребудет с вами!
- Дядя Филина!- Женщина преградила ему дорогу.- Известно ли вам, почему я развелась с Гемерским? Или вы думаете, что я покинула его из-за неверности, потому что была певицей?
- Господин доктор мне сказал, что мой господин поступил с вами несправедливо. Дальнейшее меня не касается. У каждого из нас достаточно собственной вины. Бог видит нас и знает нас.- Не судите, да не судимы будете..." Обычно грубый голос Филина при последних словах прозвучал почти нежно. Он протянул женщине руку и вышел.
- Дядя Филина! Вы уже возвращаетесь из города?- прозвучал рядом голос.
Перед ним стоял Палко, держа в руках узелок с грибами.
- Я не был в городе, Палко. Но что ты здесь делаешь? Филина сел на пень, обросший мхом. Мальчик прилег рядом на мягкие моховые подушки.
- Я относил для Стево письмо, которое мальчуган лесника попросил передать от его матери. Стево очень обрадовался, что его мать опять здорова, она ведь была больна. Слава Господу!
- Я тоже рад, она славная женщина. Если у сына нет матери, он лишается также и родины,- задумчиво сказал Филина.- Где это ты нашел такие грибы?
- Правда, чудесные? Они мне тоже сразу приглянулись. Иошко их нам приготовит к ужину.
- Правильно, но самые лучшие отбери и отнеси после полудня женщинам в вашем домике. Они очень обрадуются.
- Я на самом деле должен привести даму? Не будет ли это слишком далеко для нее?- спросил озабоченно мальчик.
- Я не думаю, вы пойдете медленно.
- Но если она все-таки не сможет, дядя?
- Я ее сейчас видел, я оттуда возвращаюсь.
- Вот как! Вы ее видели? Вы к ней зашли, возвращаясь из города?
Дядя помолчал некоторое время, что-то обдумывая.
- Палко, я хочу тебе нечто сказать. Если Господу будет угодно, ты мне поможешь в одном трудном деле?
- Охотно, вы только скажите!
- Господином этих пастбищ по склону гор является отец Ондрейко. Это ты знаешь? .?
Да, я это знаю.
- А та прекрасная дама,- он указал по направлению дома Лезина,- является его матерью.
- Что?!- воскликнул Палко, вскакивая.- Что вы сказали? Его матерью? Почему же они не вместе, и Ондрейко не с ними?
- Потому что они разведены, и у господина Гемерского уже несколько лет другая жена.
Палко опустился на колени перед старым пастухом.
- Разве Господь Иисус позволил им так поступать?
Ведь в Библии написано, что этого нельзя делать.
- Знаешь, Палко, на свете многое делается, чего Бог не хочет, так же и это. Я знаю, что это грех, но раз уж так случилось, ничего не поделаешь. Дама еще до своего замужества была знаменитой певицей в Америке. Она была очень красива, она и сегодня еще прекрасно выглядит. Гемерский женился на ней и привез ее в Европу к своим родным. Родные на него рассердились, так как она была не дворянского происхождения.
Они были с ней весьма неприветливы, да и он не оказал ей должного внимания. Насколько я его знаю, он не из тех, кто станет защищать свою жену. Возможно, он и раскаялся, что не женился на какой-нибудь графине. Что было между ними, я не знаю. Но насколько мне известно, в один прекрасный день, когда он отсутствовал, она взяла мальчика и покинула его. Они жили в то время в Будапеште. Денег у нее было немного, а она должна была содержать себя и мальчика, и она снова вернулась в театр. Гемерский подал на нее жалобу, что она его покинула и не пожелала больше вернуться.
Начался процесс, и брак был расторгнут. Мальчика присудили отцу, и в конце концов он очутился у нас. Покуда мальчик находился у людей, к которым отдала его мать на попечение, он слышал о ней только хорошее. Но когда попал к людям, к которым отдал его отец, он ничего хорошего о своей матери не слышал. Да это и вполне понятно. Таким образом у мальчика появились всякие мысли относительно его матери, и все же он стремится к ней и тоскует по ней. Поэтому я сейчас был у дамы, чтобы посоветовать ей, каким путем она может снова вернуть себе мальчика и просил ее сегодня же открыться Ондрейко. Я рассказал тебе это для того, Палко, чтобы ты подготовил Ондрейко к сегодняшнему свиданию, скажи ему, кто сегодня придет к нам.
Вокруг было тихо. Дядя взглянул на задумавшегося мальчика.
- Скажешь ли ты все это ему, Палко?
- Да, дядя. Но перед этим я должен просить сил у Господа Иисуса, так как это нелегкая задача. Как хорошо, что Ондрейко уже принадлежит Иисусу! Он поможет и своей матери найти к Нему путь.
- Ты умный мальчик,- сказал старый пастух.
- Но, дядя Филина,- снова заговорил Палко, - когда вы мне окончательно скажете, что всецело принадлежите Господу Иисусу?
Умоляющий ласковый голос мальчика вызвал слезы на глазах мужчины.
- Я и сам не знаю, что тебе на это ответить, мой мальчик. Мне и самому чудно; но с тех пор, как я поступил как когда-то Закхей, у меня такое чувство, будто великая тяжесть свалилась с меня, и то, что меня тяготило, ушло куда-то. Порою мне кажется, что Сын Божий действительно живет во мне, и когда я читаю Библию, мне кажется, будто Он обитает в моем сердце и открывает мои слепые очи. Теперь я не знаю, мой мальчик, что я еще должен сделать.
- Ах, дядя!- воскликнул Палко, прыгая от радости.- Да вы Его уже приняли! Он снял с вас бремя и взял его на Себя.
- Что ты говоришь, мальчик?!- воскликнул изумленный Филина.- И это все?
- Да, это все. Мы должны только Ему верить и доверять. Вы ведь знаете, что Он говорит:- Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко" (Матф. 11:28-30). Вот вы к Нему пришли, и Он вас успокоил!
- Я верю этому, мой мальчик; я верю и так же понимаю, как Закхей, Он пришел взыскать и спасти погибшее; Он и меня, погибшего грешника, искал, и я дал Ему меня найти.
Когда они, спустя некоторое время, преклонили колени, радость и великое ликование было на небе, так как снова человек принял в свое сердце Иисуса Христа, ибо написано:- А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими" (Иоан. 1:12). Таким путем ангелы записали новое имя в Книгу Жизни.
Первый раз в жизни Филина от всего сердца молился Богу, Отцу своему. Он благодарил Агнца за Его смерть, за искупление и прощение, а также за то, что Он прислал к ним Палко.
- Теперь мне больше за вас не нужно молиться, - сказал Палко после молитвы.- Но сейчас я буду еще ревностнее молиться за мать Ондрейко и, чтобы и она нашла Иисуса и доверилась Ему.
Они вместе прошли еще некоторое расстояние, затем дядя свернул на тропинку по направлению к пастбищам, а Палко- в сторону пастушьей хижины, распевая при этом так громко, что эхо вторило ему с гор. Все послеобеденное время ушло на уборку хижины. Мальчики скоблили и подметали до тех пор, пока нигде не было видно больше ни пылинки. Ондрейко принес огромный букет цветов, чтобы из них сплести гирлянду. Когда гирлянда была готова, дядя прикрепил ее над дверью.
- Итак, теперь я пошел,- сказал Палко, когда все было готово.- Ондрейко, пойдем со мной. Я здесь поблизости видел прекрасные цветы, ты их можешь нарвать.
- Правильно, время как раз подоспело,- поддержал дядя,- идите вместе.
Ондрейко охотно пошел с Палко. Весело побежали мальчики в лес и, найдя поляну с множеством цветов, нарвали чудесный букет.
- Присядем немного, - предложил Палко. - Ондрейко, я хочу тебя кое-что спросить: ты хоть немного помнишь еще свою мамочку?
- Мою мамочку?- вздохнул Ондрейко. Он не ожидал этого вопроса.- Лишь очень немногое сохранилось в моей памяти. Одно я хорошо помню, что она была очень красива и могла чудесно петь.
- А если бы она вдруг неожиданно пришла к тебе, ты бы обрадовался?,- .; ,- ?
- Ко мне пришла?..- широко открыв глаза, Ондрейко глядел на Палко.- Она ведь не может ради меня сюда прийти, ведь я принадлежу моему отцу, а не ей.
- Что тебе рассказывала о ней женщина, у которой ты жил последнее время?
- Что моя мамочка больше любила театр и потому покинула меня и отца.
- И ты этому верил?- спросил, нахмурившись, Палко.
- О нет! Я этому не верил, так как я ее очень любил. ? И не верь! Мне сказал дядя Филина, что она оттого ушла от вас, что семья твоего отца ее не любила, потому что она не была дворянского происхождения. В театр же она должна была вернуться, потому что не имела никаких средств для существования. Твой отец привез ее издалека, и вернуться туда она никак не могла. Что же ей оставалось делать? Что такое театр, я не знаю. Но если она там только пела, в этом не было ничего плохого. Если бы она знала Господа Иисуса, как мы с тобой, то Он бы ей что-нибудь другое посоветовал и помог. И если то, что она когда-то сделала, было нехорошо, то в один прекрасный день, когда она познает Господа и попросит прощения. Он ей все простит; но наше дело ей о Нем рассказать. И это должны сделать ты и я.
- Мы? Но ведь она далеко отсюда!
- Не верь этому, Ондрейко. Господь Иисус прислал ее сюда к нам. Дама в нашем домике- это она и есть.
- Это и есть она?!- вскочил удивленный Ондрейко.- Да, да, это она! Так она выглядела. И этот голос! Потому мне и казалось, что я слышу знакомую сказку, когда говорил с ней и смотрел на нее. Я ее немного узнал, но она меня не узнала,- грустно вздохнул мальчик, и глаза его наполнились слезами.
- Как ей было тебя узнать в этом крестьянском костюме? Мы с Петром едва тебя узнали.
- Ты так думаешь?- спросил Ондрейко, немного успокоившись.- Палко, возьми меня с собою к ней, она ведь не знает, что я ее Андраш.
- Она уже все знает. Дядя Филина был у нее и рассказал ей все.
- Ах, возьми меня с собою; ведь я ее так огорчил, что она чуть-чуть не умерла!
- Да, пойдем! Несомненно, это угодно Господу Иисусу.

8. Ищущие и найденные

Никогда в жизни Ондрейко не забудет этой встречи:
дверь хижины внезапно отворилась, и из нее вышла красивая женщина в нежно-голубом платье. В руках она держала большую шляпу, которую выронила, когда с возгласом:- Мой Ондрейко!.."- она устремилась к нему, а он кинулся ей на шею со словами:- Мамочка, моя мамочка!" Она опустилась перед ним на колени, прижав его к своей груди. Они еще долго оба плакали, а вместе с ними и Палко.
- Ах, моя мамочка, я так тебя люблю! Не правда ли, я твой и ты меня больше не покинешь?- говорил Ондрейко, заливаясь слезами и гладя лицо женщины.
- Да, ты мой!- утешала она его.- Я тебя никому больше на свете не отдам! Но теперь пойдем, мой голубчик, к дяде Филина. Он позаботится о том, чтобы тебя у меня никто не отнял.
Никогда Ондрейко не забудет, как они вместе шли к пастушьей хижине, где их радостно встретили остальные обитатели хижины. Какой это был великолепный день! Потом мамочка вместе с тетей Моравец остались на ночь. Дядя посоветовался с тетей, и Стево принес обеим женщинам все необходимое из их домика: подушки, простыни, одеяла и прочее. Весь вечер Ондрейко просидел со своей мамочкой.
Дядя рассказывал о жизни на пастбище и много другого интересного из своей жизни. Поужинав на свежем воздухе, они потом спели псалом и помолились.
Палко читал вслух из Библии по желанию дяди Филина 15-ю главу Евангелия от Луки о добром Пастыре, о женщине, потерявшей одну драхму, о блудном сыне, имевшего доброго отца и ушедшего от него. Как плохо ему жилось на чужбине, пока, в конце концов, он не вернулся к отцу. Все внимательно слушали Палко. Вокруг царила глубокая тишина; когда он кончил читать, было слышно только потрескивание огня. На небе уже сверкали звезды, луна освещала вершины гор и пастбища. Временами был слышен тихий звон колокольчиков, доносившийся с овчарни. Вдруг дядя Филина, подняв голову, заговорил каким-то непривычным голосом: ? Пропавшая и найденная овца- это я, дорогие мои. Милостивый Бог простил все мои грехи. Господь Иисус искал меня и нашел, и я отдался Ему. Поблагодарим Его за это.
Сняв шляпу, он с жаром начал молиться. Никто из присутствующих еще не слышал подобной молитвы. Эти минуты Ондрейко также никогда не забудет. Когда вокруг все стихло, дядя Филина, как всегда, пошел проверить все ли в порядке. Подойдя к деревянной пристройке, он неожиданно остановился. На скамейке сидела, завернувшись в шаль, госпожа Славковская. Обняв руками колени, она глядела в даль звездного неба, как бы желая проникнуть в тайну этой красоты. Дядя Филина кашлянул, давая знать о своем присутствии. Подняв голову, женщина жестом указала ему на свободное место, приглашая присесть. Он повиновался.
- Вы сказали, дядя Филина, что вы пропавшая и найденная овца,- заговорила она.- Женщина, потерявшая свою драхму,- это я, и не только это, но я также и блудная дочь.
Ее голос был печальным.
- Что вы этим хотите сказать?- спросил Филина серьезно.
- Когда Палко рассказывал о блудном сыне, как добр был его отец, то я должна признаться, что я также поступила с моим отцом, любящим и добрым. И поэтому со мной случилось то, что должно было случиться .
Она глубоко вздохнула,
- Расскажите мне об этом! Я уже старый человек и мог бы даже быть вашим отцом. Я вас пойму.
- Да, вам я все расскажу. Вы спасли и заступились за мое несчастное дитя, когда у него никого не было. Вы заботились о нем, как родной отец.
Мы жили в Америке, где у нас была превосходная ферма. Мои дедушка и бабушка эмигрировали, будучи еще молодыми людьми, из Богемии и купили себе эту небольшую ферму. Они много трудились, и Бог благословил их труд. Они были благочестивыми людьми и всецело полагались на Бога. У них были сын и дочь. Сын пожелал учиться, и они ему в этом не препятствовали. На ферме помогать он им не мог, и родители были вынуждены нанять работника. Тот, кого они взяли, был их земляком, и они его сразу полюбили, приняв как родного в свою семью. Однажды, когда дедушка серьезно заболел и думал, что умрет, он позвал своего работника и сказал ему, что если он еще свободен и у него нет невесты, то пусть он возьмет себе в жены его дочь. Ему тогда легче будет умереть, зная, что и дочь и жену он передал в надежные руки. Он знал, что его дочь любила этого доброго и красивого юношу. Юноша попросил дать ему время для обдумывания. Встретившись с дочерью хозяина, он рассказал ей о своей судьбе на старой родине. Что там было, мне неизвестно, но дочь согласилась стать его женой и никогда в этом впоследствии не раскаялась. Отец мой был очень добр к моей матери. Дедушка выздоровел, живя и работая еще долгие годы вместе со своим зятем. Счастье им улыбалось, и вскоре они купили себе большую ферму. Я лично помню только эту последнюю. Я была единственной дочерью у моих родителей. Дядя Адальберт, который к тому времени женился и был профессором в Нью-Йорке, посоветовал моим родителям отдать меня ему на воспитание, так как там у меня была возможность посещать школы и стать образованной дамой. Дедушке это предложение тоже понравилось, и с тех пор я жила дома только летом, а остальное время ? у дяди, где я посещала школы, покуда мое образование не было закончено. Тут дядя открыл во мне большой дар к пению, мои учителя это также подтверж


0 903

Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ