Три дня на землю падал снег,
Лучами солнце не согрело,
И всё вокруг, как белый мех.
Мороз и вьюга. Вечерело.
Компресс на горло, чашка чая,
(Я так всегда лечил недуг),
И, сам того не замечая,
Я бормотал вопросы вслух:
«Ведь Всемогущий, говорят.
И, помолившись, может статься,
Что исцелит Он всех подряд.
Тогда зачем же воплощаться?
Среди людей зачем Он жил?
Зачем апостолам уроки?
Зачем Он человеком был?
Ведь были книги и пророки?»
Удар в окно. Ещё удар.
След на окне — полукольцо.
Я, отключивши самовар,
Оделся, вышел на крыльцо.
Там воробьи в предсмертном сне,
Тепло почуяв там, где свет,
И на заснеженном окне
От крыльев оставляли след.
«Напрасно вы туда летите,
А не летите в тёплый край,
Но я спасу вас, поспешите».
И двери распахнул в сарай.
От головы сковал до стоп
Мороз все нужные инстинкты:
Удар в окно. Полёт в сугроб,
Поднявши снежные пылинки.
Забыв за собственный недуг,
Долг перед птицей понимая,
И осенило меня вдруг:
«Корм от окна и до сарая!»
Лопатой снег. В сарае свет.
Пот по лицу. Готово, Точка.
И от окна к сараю след -
Кусочки хлеба, как цепочка.
Но тщетны помыслы благие.
В сугроб уходят птичьи души.
«Нужны мне действия другие,
Закрыты их глаза и уши.
Ох, если бы мне птицей стать,
Чтоб понести мне птичье бремя.
На птичьем языке сказать.
Мне нужно птицей стать на время».
И я, как воробьи, во сне.
И понимал я еле-еле,
Теперь понятно стало мне,
Зачем Он Бог и в бренном теле.
Понятным людям языком,
От них услышав духа стон,
Сказал Он много и о том,
Что выход есть и выход — Он.
Пришёл Он, чтоб меня спасти
И за грехи мои страдать.
А мне сказать лишь: «Ты прости»,
Другим об этом рассказать.
И я скажу другим тогда:
«Ты без Него жизнь не изменишь».
Отвечу: «Верю я», когда
Вопрос мне зададут: «Ты веришь?».
Его любовь вела сюда.
Его любовь я тем измерю,
Что для спасения скажу: «Да.
Я верю, Господи. Я верю!».


Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ