Уснувший город, оставляя,
Дорогой пыльною, один,
Глубокой ночью, блудный сын.
И в боль и в радость каждый шаг
Чем ближе он к родному дому.

А начиналась всё не так,
А начиналась по другому.

Когда-то в город он входил
Богат и полон юных сил.
Как было в сердце интересно,
Как обжигающе-чудесно
И привлекательно манил
Соблазнами блестящий мир,
В нём круг друзей, весёлый пир,
Что взбудораживал сознанье,
Что длился с ночи до утра.
И здесь, казалось, никогда,
Ни боль, ни горе, ни страданье,
Ни чистой совести терзанье
Не потревожит, здесь душа
Живёт совсем простым законом,
Мимо летящим днём одним.
Ему, ничем неискушенным
Всё стало близким и родным.
Здесь жизнь кипит среди веселья,
Здесь обжигающее зелья
Дурманит разум, и рукам
даёт свободу. Здесь страстям
преграды нет, здесь грех – как воду
Пей каждый день себе в угоду.

Все тот же путь. Все тот же стон.
Теперь другое видит он.
Теперь совсем другая сцена,
Теперь друзей застольных цену
Он помнит, словно страшный сон,
Где всё меняется мгновенно,
Что позабыть никак нельзя,
И те же самые друзья,
Которыми был так взволнован,
А после, ими же, оплеван,
В тебе не узнают тебя.

Всё разлетелось, всё умчалось,
И всё развеялось, как дым.
Всё то, к чему так сердце рвалось
Во свете правды оказалось
Настолько низким и пустым.
К чему стремился ты когда-то?
Чем раньше жил? И чем дышал?
Теперь, теперь лишь ты понял,
Что этот мир всего разврата
Из ада, словно бы из яд
В душе рождает тот же ад!
Горя огнём животной страсти
Не зная похоти преград
Он травит всё: любовь и счастье.
Он подлости и смерти брат.
А тот, кто с ним имеет связи
Отдаст ему всей жизни дни.
И зная всё, теперь пойми:
Ты не рождён для этой грязи!!!
Твоя усталая душа
Под гнётом мерзкого разврата
Хранила то, кем ты когда-то
Был в доме твоего отца.
И всё настолько по-другому,
И где ты был совсем другим
В родной семье, родного дома,
Где каждый дорог и любим.

Теперь дорогой, с новой силой
Ты вспомнил, как тебя манила
Дорога эта в край чужой,
Как ты оставил дом родной!
Как часть наследства, без упрёка,
Отец отдал и как жестоко
Страдал он, плача у ворот.
Ведь знал же, знал же наперёд
Чем кончатся твои исканья,
Какие горькие страданья
Тебе твой выбор принесёт.
Он знал, и чувствовал до боли,
До муки, рвущейся в нутрии
Чем платит мир за призрак воли,
За днём, истраченные дни.
Он знал цену мирского счастья
Какой в нём кроется обман,
Он знал опасность жгучей страсти,
Он знал, как много будет ран.
Он знал. О как он знал прекрасно
Жестокость тьмы и зло людей.
Он, горько плача, видел ясно
Опасность для души твоей.
Чем обернётся всё потом
Там на чужбине, и при том
Всё это знать, всё это прятать
В себе не мог. Он мог лишь плакать.

Уснувший город, оставляя,
Шагает тихо блудный сын.
Но этой ночью не один,
Он в небо звёздное вздыхает.
Уже давно из года в год
В его стране, в краю родимом,
Скрепивши сердце верой, ждёт
Родной отец родного сына.
Он ждёт, надежды не теряя
Ведь может бить заговорит
В скитальце бедном кровь родная,
И не прижившись в волчьей стае
Он в дом отцовский поспешит,
И там, за дальним поворотом,
Тем самым, что в последний раз
Его тогда укрыл от глаз
Сейчас от куда вышёл кто-то,
Какой-то путник в ранний час,
Вот так и он, твой долгожданный,
Как этот нищий, что вдали
К тебе придёт. Но что-то странно
Вдруг сердце стукнуло внутри,
В глазах, как будто помутилось,
Но тут прохлады ветерок
Отвёл туман немного в бок,
И на мгновенье приоткрылось
Лохмотьев грязь, лицо… «сынок???»
А дальше о болевшей ране
Всё слилась, словно как в тумане.
Не помнил он, когда бежал,
И обнимал, и целовал лицо
Ушедшее когда-то.
Любимый голос, что шептал
Рыданья сдерживая: «папа»
И куча странных слов с мольбой.
Такой любимый образ рядом,
А он тут просится слугой.
«Сынок, постой! Сынок, не надо!
Дай насмотреться, дай вернуть
Тогда прошедшее томленье,
Дай в это сладкое мгновенье
Всё оживить, перечеркнуть,
Забыть ночей бессонных муки,
И все страдания разлуки
Дай позабыть и сам забудь.
Дай надышатся этим утром,
Ведь столько лет прошло во тьме
И ты воскрес, и я как будто
Родился заново в себе.
Давай всё горькое забудем
И примем дар святых небес!
Эй, слуги! поднимайтесь, люди,
Мой сын пришёл, мой сын воскрес!»

Отец и сын! Мгновенья встречи,
Мелькают образы родных,
Вопрос и слёзы, и за плечи
Обняв, ведут. Как сладок миг!
Всё прощено и всё забыто
И жизнь прекрасной стала вновь.
В чём истина от нас не скрыта
Что это делает любовь!



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ