Давно в Украине когда-то при НЭПЕ
Спешили с утра на поля косари,
Зерно молотили тяжелые цепи
И пели на рынках тогда кобзари.

В то время жила там счастливая пара
Гражданская стихла лишь только война
В наследство земли получила гектары
И мельницей новой была снабжена.

Ставок небольшой, плодородную землю
Огромный фруктовый с орехами сад,
С лошадкой, коровами, овцами, фермой
С землей плодородной, где рос виноград.

Хозяйством неплохо вдвоем управляли
И ревностно в церковь ходили всегда,
И бедным сельчанам всегда помогали…
Их благословляла Господня рука.

Любили их взрослые, малые дети.
В труде находились они каждый час.
Они были сыты, в тепле и одеты
А также немалый продуктов запас.

Немало зерна и продуктов скопилось.
Построить бы что-то пришла уж пора.
Супругами быстро и это решилось
И вот уж новёхонький дом и сарай.

Но муж потихоньку начал задаваться,
Богаче ведь нет никого в их селе.
От Бога и церкви затем отвращаться
И гордым стал даже в любимой семье.

Однажды с утра в беспокойстве, заботе,
Волнуясь, спешил он к хозяйству, к земле,
Жену попросил: «Как закончишь работу,
Вареников сваришь на ужин ты мне!»

«Но если даст Бог и на то Его воля,
То вечером будешь со мною вкушать».
Разгневался он: «Что за Божия воля?
То воля моя! Беги тесто мешать!

На ужин чтоб были вареники с сыром!»
«Не злись, приготовлю», сказала она.
Сегодня иди на работу ты с миром,
Зачем между нами двоими война»?

Весь день он трудился, вернулся усталый,
Одежду и обувь он медленно снял,
И чтобы немного развеять усталость
Он с кухни макитру вареников взял.

Поставил на стол, поудобней уселся,
Довольный ко рту он вареник поднес:
«Ну, где же твой Бог, дорогая, подделся?»
Ой, кто там?» Со страхом он вдруг произнес.

Услышал он выстрел и стук ошалелый
Ворвались непрошено большевики.
И тело его вдруг на миг онемело…
Иван пред глазами увидел штыки.

Отняли скотину и дом и запасы,
И лучшее поле из всех на селе.
«Пойдет это все на народные массы!
И отдано будет колхозной земле!»

Оставили старый сарай и сказали,
Что надобно всех истребить кулаков,
И чтоб не мутил никому больше воду
Жить будет средь диких сибирских котов.

В сугробах холодных, где смерть, непогода
На лесоповалах он срок свой конал
Но слышит, концу 53 года
Тревога: отец всех народов сконал.

Амнистия, радость и к дому дорога!
Вот старая хатка, окно со свечой,
Он шепчет, волнуясь, молитву пред Богом:
« Я, Боже, смиряюсь, лишь встречу устрой!»

Иван суетился тихонько у двери,
То было похоже на мышки возню:
«Ой, кто-то стоит там, пойду я проверю!»
И слышит: «Любимая, все изъясню!»

Вот, снова ему улыбается доля,
Хоть горя хлебнул, и здоровьем не дюж,
«Но если позволит Господняя воля,
То я это буду, твой любящий муж!»

Видать хорошо жизнь Ивана учила,
Что в мире есть Праведный Любящий Бог,
Что он, перенесши страданья горнило,
«Господняя воля» усвоил урок.

0 904

Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ