Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

История пятидесятнического движения отразилась в жизни каждого христианина веры евангельской, но особенно в жизни ярких личностей, служителей Церкви Христовой, одним из которых является Александр Константинович Конради.

Документальная повесть об АЛЕКСАНДРЕ КОНРАДИ


ХЛЕБ С КЕРОСИНОМ

С малых лет Александр страдал от тоталитарного режима бывшего СССР, насажденного большевиками, хотя ни он сам, ни его родственники ничем перед этим режимом не провинились. Даже наоборот: поверив большевистской пропаганде, отец Александра воевал в Финской войне. Был на фронте с первых дней Великой Отечественной войны — служил в кавалерии и был ранен. Но это не спасло от подозрений, когда он после контузии прибыл в поселок Асино Томской области на поправку. Его, как немца по национальности, совершенно беспочвенно обвинили в измене, судили и отправили отбывать суровое наказание (10 лет лишения свободы и 5 лет ссылки). Сначала он находился в Мариинске и Караганде, а затем в ссылке — в сибирском селе Татарка Омской области.

 

Верховный главнокомандующий вооруженными силами СССР диктатор Иосиф Сталин боялся, что граждане немецкой национальности будут сотрудничать с гитлеровской армией в прифронтовой зоне, поэтому велел выслать всех советских немцев подальше в Сибирь.

 

Так маленький Александр, который родился в г.Кисловодске 21 апреля 1938 года, вместе с мамой, бабушкой, братом и сестренкой оказался в с.Тихомировка, а потом в городе Асино Томской области под надзором комендатуры Министерства внутренних дел, без права выезда в другую местность. К гражданам немецкой национальности относились как к врагам советского народа, хотя они никому не причинили зла и ни малейшего отношения к немецкому фашизму, действительно принесшему много горя всему человечеству, не имели. Ненависть к гитлеровцам распространялась и на ни в чем не повинных немцев, предки которых приехали в Россию еще во времена царицы Екатерины II. Обозленные сталинским режимом, представители других национальностей пренебрежительно называли всех немцев «гансами» и «фрицами», относились к ним, как к потенциальным изменникам. Это еще более ухудшало и без того тяжелое положение насильно высланных переселенцев, особенно таких, как семья Конради, за которой в связи с осуждением отца закрепилось клеймо «семья врага народа».

 

Мать, Вильгельмину Федоровну, угоняли в тайгу на заготовку древесины ручными пилами и разрешали побывать дома только раз в месяц. Брошенная без средств к существованию семья голодала — от этого бабушка Александра и его младший брат умерли.

 

О том очень тяжелом времени борьбы за выживание у Александра сохранились и два детских воспоминания. Как-то эвакуированным из Ленинграда привезли хлеб, который по чьей-то небрежности облили керосином. Даже бывшие блокадники кушать его не смогли, и хлеб с керосином выдали по продовольственным карточкам немцам-переселенцам.

— Мама! — радовался маленький Саша. — Вот было бы здорово, если бы нам каждый день выдавали хлеб с керосином!

 

Однажды им даже досталось немного мяса с утонувшей в реке лошади. Детский желудок, не привыкший к мясной пище, долго урчал, а Саша спрашивал маму:

— Это у меня в животе лошадиное мясо ржет и бегает?

В школе Саша учился охотно, хотя обуться и одеться было не во что. Приходилось ждать сестру, чтобы одолжить у нее сапоги или валенки, фуфайку. Часто ходили в школу по очереди. Писать карандашами приходилось на содранной с березы белой коре, потому что тетрадей не было.

 

В 1953 году Александр впервые досыта наелся картофеля, когда мама в его день рождения в подарок ему поджарила целую сковородку. Вот такой был дорогой материнский подарок.

 

ТРИНАДЦАТИЛЕТНИЙ ТРУЖЕНИК

 

К сожалению, учебу в школе пришлось оставить, потому что надо было самому зарабатывать на хлеб: одна мать не могла прокормить семью. Так и начал он свою трудовую жизнь тринадцатилетним подростком: сначала на лесосплаве на реке Курья, потом сборщиком деревянных щитовых домов. Все заработанные деньги до последней копейки отдавал матери.

 

Потом Александр окончил школу механизации, получив диплом механизатора широкого профиля, но работать в совхозе, куда его направили, не смог в связи с невыносимыми бытовыми условиями. Тогда же он впервые увидел родного отца, разыскав его в ссылке и узнав по довоенным фотографиям, которые сберегла мама. Александр сам тогда находился, как говорится, в бегах, так как его разыскивала милиция.

Дело в том, что в то время в городе Асино существовало четыре озлобленных существующей несправедливостью юношеских группировки, которые слепо враждовали между собой по территориальному признаку, часто завязывая драки. Александр рос смелым и даже отчаянным парнем.

 

СПАСИ МЕНЯ, ГОСПОДИ!

Семья Конради занимала комнату и маленькую кухоньку в бараке. Напротив жила семья маминой сестры, у которой были две дочери: Неля и Нина, уверовавшие в Бога еще в Кисловодске, перед самым выселением в 1941 году, где получили духовное и водное крещения, посещали собрания субботствующих пятидесятников. Мама Александра была лютеранкой, то есть последовательницей основателя протестантизма Мартина Лютера, и учила своих детей, что Бог есть. Двоюродные сестры Неля и Нина научили Александра самой главной молитве «Отче наш», и он произносил ее перед сном каждый день, но дальше в постижении Бога не продвигался.

 

Но вот, однажды Бог показал видение: Александр убегает от ужасной грозы с черными настигающими облаками, страшными сверкающими молниями и потрясающими ударами грома. И, вот, он оказался как бы в безвыходной ловушке — удирать было некуда. Тогда юноша пал на колени и взмолился: «Господи! Спаси меня!» И гроза моментально утихла. На фоне белого облака Александр увидел Иисуса Христа, который простер свои руки и пообещал:

— Я спасу тебя!

Это видение всегда стояло перед глазами Александра, а пережитые чувства ужаса гибели и внезапного спасения не теряли своей остроты. Поэтому, когда мама предложила ему пойти на собрание к верующим, он сразу же согласился, хотя перед этим собирался со своими приятелями снова отправиться в клуб.

 

Оказалось, что верующие собирались в этом же бараке, у соседей. Руководил собранием бывший харьковчанин Василий Исаакович Шевченко, который отбывал наказание лишением свободы за веру евангельскую. Но потом, после смерти Сталина, попал под амнистию и остался жить и служить Богу в Сибири. Это его жена, Полина Николаевна, разыскала сестер в Иисусе Христе Нелю и Нину Лобчевских, двоюродных сестер Александра, которых Бог крестил Духом Святым на Кавказе.

 

Александру было поначалу непривычно и странно наблюдать, как люди вставали молиться на колени, но он вставал вместе с ними и повторял слова молитвы и подпевал, когда они пели псалмы.

Юноша еще больше удивился, когда верующие начали молиться на каких-то непонятных для него языках. Сначала он подумал, что это они делают по-немецки, но через минуту понял, что это — не немецкая речь.

Когда встали с колен, Александр тихонько, чтобы не мешать участникам собрания, шепотом спросил родственницу:

— Неля, о чем это вы говорили и на каком языке? Что это за такое интересное явление?

— Когда человек искренне покается, — также шепотом отвечала Неля, — решается служить Богу доброй совестью, то Бог крестит его Духом Святым и дает знамение, которое состоит в способности молиться иными языками.

— А меня Бог тоже может крестить Духом Святым и дать такое знамение? — спросил Александр свою двоюродную сестру, сразу же поняв, что это поможет ему познать Бога.

— Конечно, может! — убежденно отвечала Неля.

— Ну так ты скажи руководителю собрания, что я хочу покаяться, — горячо попросил Александр.

— Ты сам должен сказать об этом.

— Мне как-то неловко, помоги мне, пожалуйста, — продолжал просить поддержки Александр,— и скажи проповеднику, что я хочу покаяться.

— Ты должен сделать этот важный шаг самостоятельно! — повторила Неля. И к концу собрания Александр решился:

— Братья и сестры, я хочу покаяться перед Господом, чтобы начать новую жизнь!

— Брат, мы приветствуем твое решение! — обрадованно сказал Василий Исаакович.— Кайся!

 

Александру было приятно, что его назвали таким ласковым и ко многому обязывающим словом, потому что он сразу понял, что христиане вкладывают в него больший смысл, чем обычно, и гораздо больший, нежели в преступном мире, с которым юноша был знаком не понаслышке. И он снова встал на колени:

— Господи, прости меня!

Все радовались за Александра, приветствовали его. Василий Исаакович даже по-отцовски и по-братски поцеловал его. Александра такая доброжелательность удивительно тронула. Но после собрания юноша снова требовательно подошел к своей сестре:

— А теперь я хочу получить Святой Дух!

— Одного стремления получить крещение Духом Святым недостаточно. Надо стараться стать достойным этого крещения и молиться об этом, — объясняла Неля.

— Выходит, что ты меня обманула?! Где же обещанное общение с живым Богом? — не успокаивался Александр.

— Да нет же, никто тебя не обманывал! — отвечала Неля. — Если ты искренне встал на христианский путь, то так обязательно и будет. Только надо ревновать об этом.

Мама была очень довольна тем, что ее сын пришел к Господу. Это случилось 25 декабря 1956 года. Немного позже она сама последовала примеру своего сына.

 

ДЕРЗНОВЕНИЕ

На рождественские праздники Александра пригласили на молодежное христианское собрание в Томск. Но ему и там было невесело — он грустил, что еще не получил духовного крещения. Он уже знал, что на небольшом железнодорожном разъезде между Томском и Асино в небольшой избушке живет благословенный муж Божий, брат Максим, к которому многие ездят молиться об изгнании бесов и о крещении Духом Святым. Не дожидаясь утра, Александр уговорил землячку Зою Чупину поехать вместе с ним, и они выехали к брату Максиму ближайшим поездом той же ночью.

Приехали утром, Александр стал умолять брата Максима:

— Помолитесь за меня, хочу Святого Духа получить!

— Извини, но мы за тебя молиться не будем.

— Как это?!— опешил Александр.

— Ты только пришел из грешного мира, совсем недавно уверовал, и еще неизвестно, устоишь ли ты в вере,— объяснил брат Максим.

— Извините, но меня ваши сомнения совершенно не интересуют, потому что я хочу получить Духа Святого немедленно! — решительно настаивал Александр.

Брат Максим продолжал сомневаться, но когда встали на утреннюю молитву вместе с его женой Нюрой, то через сестру Зою Чупину Дух Святой (а это Александр сразу понял) проговорил:

— Молитесь за душу сию!

Вскочив на ноги, Александр еще требовательнее обратился к брату Максиму:

— Вы слышали, что было сказано?! Если не станете молиться за меня, то Бог вас накажет!

— Ну, что мне с тобой делать,— даже растерялся от этакой напористости брат Максим.

— Как что делать? — не унимался Александр. — Нужно молиться, как и было велено!

Встав на колени, возобновили молитву. И только брат Максим произнес слова: «Да будет воля твоя!», как Александр вроде бы воспарил куда-то вверх и сразу же заговорил на иных языках. Молились вместе два или три часа. Потом брат Максим и сестра Нюра не раз пытались поднять Александра с колен, но безуспешно, потому что он, исполненный силой Духа Святого, продолжал молиться, не обращая на их усилия никакого внимания. Всю следующую ночь они молились на иных языках с братом Максимом.

— Ты чего так счастливо улыбаешься?— спросила Александра мать, когда он приехал домой.

— Потому, что у меня все нормально!— радостно отвечал Александр, ласково обнял маму за плечи. — Господь крестил меня Духом Святым.

 

Вечером пошли с мамой на собрание. И когда начали молиться, Александр зажег всех своей молитвой на иных языках, и все братья и сестры сразу поняли, что он действительно крещен Духом Святым. Хотя они предполагали, что из новообращенных он будет крещен Духом Святым последним. Но за настойчивость и огромное желание Бог крестил его самым первым.

 

20 мая этого же 1957 года Александр принял святое водное крещение в реке Итатке, которое преподал тот же брат Максим. Еще только закончился ледоход, но никто из крещаемых не почувствовал холода.

 

Своим бывшим дружкам из преступного мира Александр объявил, что он глубоко уверовал и уходит от них служить Господу. Приглашал последовать его примеру. Молодые парни, ставшие преступниками из-за тяжелой и несправедливой жизни, посчитали, что у Сашки это какой-то каприз, чудачество, которое со временем пройдет. Но это было не чудачество, а спасение Божье, потому что Бог вырвал Александра из преступного мира, освободил от участия в преступлениях, вывел из-под ареста, потому что в скором времени несколько групп юных преступников, которые были замешаны в ограблении магазинов, убийстве, побоях милиционеров, оказались за решеткой...

 

Собрания верующих в среду, пятницу и воскресенье проводил все тот же брат Шевченко. Александр всегда охотно их посещал, нес благую весть и своим товарищам по работе — после совершеннолетия его взяли трудиться кочегаром на теплоэлектростанцию, потом он там выучился на электрика и сварщика металлов. Свидетельствовал о Христе и в поездах. Любил во всеуслышание петь псалмы, идя по улицам с работы или на работу.

 

Христианская жизнь была для него захватывающе интересной. Все более вникал в Слово Божье. Чтобы приобрести Библию, за владение которой давали 25 лет тюрьмы, вместе с братьями ездил по деревням, где у старых людей разыскивали еще изданные в царской России Библии и Евангелия, затем подклеивали их, любовно переплетали, чтобы они снова служили людям.

Асинские христиане поддерживали братские отношения с церквями христиан веры евангельской Томска, где тогда было до 100 верующих, которые собирались вместе с баптистами, но омовение ног производили по своим домам: в Кемерово, а также в Аджеро-Суджинске, Ленино-Кузнецке, Белове, Прокопьевске, Осинниках, Междуреченске, Новосибирске, Первомайске. Особо тесные контакты наладили с Барнаульской поместной церковью, где руководящими были Матвей Пилипенко, Серапион Павлович Пиджаков.

 

Когда в Асинской поместной церкви пятидесятников, которая имела уже до полусотни верующих, узнали о том, что некоторые христиане веры евангельской якобы по откровению Божьему выезжают в порт Находка на берегу Тихого океана, куда будто бы Господь выводит верующих для того, чтобы потом посадить на корабль, прибывший из США, то они не приняли этого движения, здраво рассудив, что Бог так не выводит Своих детей.

 

Правда, все-таки нашелся один из верующих, который поддался на обольщение и выехал в Находку, утверждая, что Бог «собирает пшеницу в житницу, а солому сожжет», то есть считал себя пшеницей, а остальных верующих — соломой. В Находку он не доехал — умер по пути на какой-то железнодорожной станции. Его старший сын уже в Находке попал под автомобиль. Верующие поняли, что Господь не благоволит к пытающимся выехать таким образом.

 

«Я УЖЕ СЛУЖУ ИИСУСУ!»

От службы в Советской Армии Александр отказался. Когда военный комиссар спросил его, в каких родах войск он хочет служить, юноша ответил, что он уже служит — Иисусу Христу. Из военкомата сразу позвонили уполномоченному комитета государственной безопасности. Кагэбисты забрали Александра на первый допрос. «Мы тебя заставим служить, как гражданина СССР. Или посадим!» — угрожали юноше. «Вы — опоздали,— отвечал он,— потому что я уже гражданин другой страны — Небесной». От тюрьмы Александра спасло то, что у него врачи обнаружили на легких рубцы, оставшиеся от перенесенного туберкулеза, и язву желудка от голодных лет. К этому времени Бог его от туберкулеза уже исцелил.

 

БОГ БЛАГОСЛОВИЛ ЧУДЕСНОЙ ЖЕНОЙ

Александр продолжал жить вместе с мамой в той же барачной комнате с кухонькой. И хотя они много работали, еле сводили концы с концами. Александр не мог себе позволить даже приобрести костюм. Поехал он погостить к родственникам в Казахстан, в город Макинск. На молодежном собрании ему приглянулась сестра Фрида. Ни слова ей не говоря, на следующий день он с мужем своей родной сестры Освальдом пошли свататься. Семья Фогелей была духовной, гостеприимной. Но выдать свою дочь Фриду замуж отец с матерью не спешили. Как оказалось на второй день, когда настойчивый Александр снова пришел к ним с той же просьбой, они проверяли откровение, потому что накануне отцу Фриды было показано видение: двое мужчин высадились из железнодорожного вагона и пришли к их дому.

 

Фрида тоже имела откровение. Она была достаточно красивой, и ее не раз намеревались выкрасть, как это было принято в местных языческих обрядах. Однажды она едва убежала от преследователей и долго рыдала от пережитого испуга. В молитвах она просила, чтобы Господь ее защитил. И вот накануне услышала голос: «Я вскоре все устрою!»

Так вот, когда спросили Фриду, она поняла, что это Господь прислал ей Александра в мужья, и дала согласие. Сочетал эту красивую пару, которая прошла рука об руку через все трудности и испытания, пресвитер Тим Корней в Макинске, который в свое время претерпел узы вместе с Василием Исааковичем Шевченко, о котором уже шла речь раньше. Этот брак действительно был заключен на небесах. Фрида всегда была настоящей помощницей и поддержкой своему мужу.

 

Александр забрал свою юную жену в Асино. Мать им уступила комнату, поставив свою кровать в кухоньке. Она радовалась, что Бог дал сыну такую жену.

Вильгельмина Федоровна сразу, как и подобает верующим, сошлась со своей невесткой, всю свою жизнь посвятив Богу и семье своего сына, помогая воспитывать и внуков, и правнуков. Вместе с Фридой они были портнихами, обшивали свою большую семью и зарабатывали шитьем на заказ. Когда Фрида устроилась на работу, все заботы по дому взяла на себя Вильгельмина Федоровна.

 

СТАЛ РУКОВОДИТЕЛЕМ ЦЕРКВИ В 21 ГОД

Через некоторое время отошел в вечность пресвитер Василий Шевченко, здоровье которого подорвали сталинские тюрьмы. Встал вопрос о том, кто дальше поведет Асинскую поместную церковь. Члены церкви помолились, написали имена братьев, которым они доверяли руководство, на листочках бумаги, сложили их в шапку и тянули жребий. Вытащили имя Александра Конради и утвердили его на этом посту, хотя ему исполнился только 21 год. Летом 1959 года рукоположили его диаконом с пасторским служением старшие братья Матвей Пилипенко и Серапион Пиджаков, которые по откровению Духа Святого специально прибыли для этого из Барнаульской церкви.

 

Это событие совпало с активизацией гонений на верующих со стороны государственной власти. Милиционеры и кагэбисты врывались на собрания, запрещали их проводить, составляли списки верующих, а потом сообщали по месту их работы и жительства для проведения с ними индивидуальной атеистической работы, чтобы убедить христиан, что Бога будто бы не существует и Вселенная возникла сама собой. Александра, как пастора, не раз вызывали на допросы.

 продолжение



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ