Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

Созданию типографии помешали кагэбисты

Постоянно следившие за Конради и его соратниками кагэбисты подселили по соседству с домом Якова Нойфельда «квартиранта», т.е. своего агента, который старался все высматривать и подслушивать. Доброжелательные соседи предупредили брата Якова о подозрительном квартиранте, но он не успел предупредить остальных братьев, участвовавших в создании подпольной типографии. В июле 1977 года кагэбисты нагрянули с обыском одновременно в шести местах.

 

К епископу Александру Конради в сопровождении милиционеров прибыли даже начальник областного управления госбезопасности с начальником следственного отдела и городским прокурором. Когда начали делать обыск, Александр Константинович показал глазами гостившим у него в это время служителям Арнольду Брунмаеру и Петру Прудникову, чтобы 50 собранных откровений Духа Святого не попали в руки кагэбистов. Петр Прудников начал жевать листочки с записями, а брат Арнольд решил часть их вынести, и попросился в туалет. Его обыскали и записи изъяли, но ничего в них, к счастью, не поняли.

 

В огороде типографские станки искали с помощью миноискателя. Только вышли на улицу, как из дымохода пошел дым. Это Фрида сожгла другие важные записи, которые могли попасть в руки секретной службы.

— Товарищ полковник, дым из трубы пошел, — показал рукой начальник следственного отдела.

— Поздновато хватились,— с огорчением сделал замечание подчиненным полковник,— не умеете искать, как следует!

 

У Конради нашли стопку неразрезанных листов с отпечатанными текстами христианских песен, у Якова Нойфельда — тоже, а станки — у Андрея Валла.

— Это все — мое, — сразу взял на себя всю вину епископ Конради.— Это я организовал типографию.

 

После первых допросов у него взяли подписку о невыезде. Потом было еще полгода допросов (столько длилось следствие). Как ни хотелось следователям снова засадить Конради за решетку, но по законам Казахской республики для наказания «на всю катушку» было недостаточно зафиксированного протоколами обысков количества экземпляров обнаруженных текстов. В изготовлении и распространении антисоветской литературы с целью подрыва существующего социалистического строя также не было возможности обвинить, потому что в псалмах не было ни слова против коммунистической партии или против советской власти. Вынуждены были осудить создателей подпольной типографии к лишению свободы условно, то есть их могли бросить за решетку при любом другом нарушении действующего законодательства.

 

Кагэбисты пытались воспользоваться ситуацией, чтобы заставить поместные церкви зарегистрироваться, но регистрация была неприемлема для пятидесятников, потому что предусматривала предоставление списков верующих местным властям, а следовательно и КГБ, вступление молодых верующих в члены ВЛКСМ и т.д.

 

Священника Кирилла кагэбисты обвинили в пособничестве пятидесятникам и выслали из Целинограда в Чимкент. Позже он переехал в Ригу. Александр Конради был с ним во время восстания за независимость Латвии от СССР, против тоталитаризма и видел, как Кирилл благословлял восставших на борьбу за справедливость.

 

О Таллиннском движении за новое пробуждение Александр Конради впервые услышал в Киеве на братском собрании, когда епископ Яков Приходько заявил, что всех, поддерживающих это движение, будет считать обольщенными. Относительно этого движения мнения в Киевском братстве разделились: одни его поддерживали, другие в нем сомневались, третьи — категорически осуждали. Сам Александр Константинович к движению относился с вниманием, но некоторых его лидеров не воспринимал.

 

Он продолжал трудиться на ниве Божьей в Казахстане и, по свидетельствам многих братьев и сестер, зарекомендовал себя настоящим пастырем овец Божьих.

Один из его ровесников и сотрудников Арнольд Брунмаер, вспоминая те трудные, но исполненные большого труда в Божьем винограднике годы, отмечает большие организаторские способности Александра Константиновича, требовательность его, в первую очередь, к себе, а потом уже к другим, умение объединять, улаживать конфликты и разногласия во имя единства, способность быстро находить выход из любой сложной ситуации, настойчивость в достижении поставленной цели.

— Конради всегда был и остается сильным в молитве — Бог много действовал и действует через него, — подчеркивает брат Арнольд. — Поскольку Конради сам изведал много горя, он взялся за создание христианской миссии «Стефанус», чтобы помогать страждущим. Хотя поначалу многие были против создания этой миссии, но Конради молитвами и постами нашел благословение Божье и поддержку братьев.

 

Казахстанские братья и сестры любили и любят Александра Конради за то, что он всегда одним из первых и сам приходил на помощь нуждающимся, и организовывал помощь со стороны церкви, братьев и сестер во Христе Иисусе. Он помогал сиротам и вдовам, устраивал молодежь на работу. Он старался, несмотря на далекие расстояния, навестить всех молодых братьев, которых призвали на службу в армию, потому что понимал: молодым братьям, отказывающимся брать в руки оружие, приходится терпеть издевательства, унижения, и им нужна поддержка духовного наставника. Он ободрял, утешал, наставлял. Рядом с ним никто не чувствовал себя одиноким.

 

Он был и светом, и солью земли. В дружеских беседах всегда общался на равных. Был всегда настолько доброжелательным и гостеприимным, что гости у него в доме не переводились: одни уезжали, другие прибывали. Часто и подолгу в семье Конради гостил епископ Павел Егоренков. Семья у Александра Константиновича увеличивалась — с Фридой они вырастили девять детей. В связи с этим дом бесконечно перестраивался: из кухни делали комнату, из веранды — кухню, из навеса — веранду. И гости всегда дружно и весело работали совместно с хозяином. В Казахстане до сих пор помнят вечери любви и дружеские чаепития у Конради после хорошей бани с парилкой, которую тоже соорудили братья собственными руками. Чай Александр Константинович всегда привозил для этого самый ароматный и вкусный. И за чаем, и без чая беседы о Слове Божьем, о праведной христианской жизни, о решении возникающих проблем могли продолжаться далеко за полночь, Александр Константинович всегда оставался заботливым отцом. Его семья во всем была примером для других. Часто к Конради приходили больные с просьбой помолиться об их очищении и исцелении, к тяжелым больным он сам по первому зову ехал в любое время дня и ночи. Бог слышал его молитвы и открывал тайны, когда нужно было назидать гостя, поддержать его и направить на путь истинный.

 

Епископское служение всегда очень ответственное и требует много сил и времени, но Александр Константинович успешно справлялся с ним, потому что всегда чувствовал поддержку своей жены, которая вела дом в его отсутствие. А нужно же было еще и зарабатывать на хлеб насущный для большой семьи, содержать подсобное хозяйство, потому что заработка никогда не хватало. Надо было все успевать, да еще при том, что кагэбисты никогда не выпускали Александра Конради из поля своего зрения, продолжая накапливать материалы для возможного возбуждения нового судебного дела и ареста. Епископское служение надо было продолжать в условиях конспирации, чтобы никого не поставить под угрозу. Александра Конради продолжали время от времени вызывать для дачи показаний, за ним продолжали следить.

 

В 1979 году в Ереване его вместе с другими братьями, выполнявшими возложенную на них миссию, выдала предательница Сирануш. Кагэбисты должны были их арестовать и для этого перекрыли все выезды из города. Но сестра в Иисусе Христе, которая работала в аэропорту, уговорила диспетчера отменить авиарейс на Владивосток, а вместо него объявить дополнительный авиарейс на Омск, чтобы братья-служители выскользнули из ловушки. Их провели в самолет, когда посадка других пассажиров уже закончилась. Сестра находилась возле самолета до тех пор, пока не убрали трап. Обескураженные кагэбисты так и не поняли, как почти загнанные ими в угол служители исчезли, будто их и не было в Ереване...

 

Несмотря на подобные помехи, Конради побывал и на похоронах епископа Афанасия Бидаша в украинском городе Пятихатки. Перед этим он встречался по делам епископского служения в городе Александрия Кировоградской области с епископом Виктором Белыхом у Анатолия Котлярова. Там они и узнали о смерти епископа Бидаша. Виктор Белых, ввиду слежки кагэбистов, не смог принять участия в похоронах патриарха украинских пятидесятников, а Александр Конради и Владимир Доманский поспешили в Пятихатки, где выступили с проповедями на похоронах. На этих похоронах было много кагэбистов.

В другой раз в Киеве к Конради в двухместный номер гостиницы «Лыбидь» подселили кагэбиста. Ночью Александр разбудил казахстанских братьев в других номерах, и они незаметно для подсадной «наседки», проспавшей свою удачу, немедленно отбыли в аэропорт, а оттуда вылетели в Казахстан. За ними началась погоня, но было уже поздно. Кагэбисты сбились со следа, запутались, начали выяснять номер рейса, выходить на связь со своими казахстанскими коллегами. Самолету, вроде бы в связи с плохими метеорологическими условиями, не разрешали посадку ни в Петропавловске, ни в Кокчетаве, пока он вынужден был приземлиться в Кустанае, израсходовав все топливо.

Утром, как только Конради без опоздания появился на рабочем месте (а работал он электриком на главной распределительной электростанции Североказахстанской железной дороги), ему позвонил главный энергетик, чтобы по настоятельной просьбе кагэбистов убедиться, что Александр Конради на работе. Начальник одновременно говорил с подчиненным и с кагэбистами, поэтому Конради услышал обрывок этого разговора:

— Он действительно на месте,— отвечал начальник служакам невидимого идеологического фронта.

— Нет, этого не может быть! Поедьте и убедитесь лично в его присутствии.

Начальник приехал и спрашивает подчиненного:

— Кто ты такой, что тебе такие высокие чины уделяют столько пристального внимания?

— Я же еще при поступлении на работу предупредил вас, что я — верующий...

— Это я помню, ну, а все же почему они за тобой так настойчиво охотятся?

— Это у них работа такая... — отвечал Александр.

 

В 1980 году, когда в Москве проводились Всемирные олимпийские игры, Александра Константиновича, спешившего на братское собрание (которое должно было состояться в столице бывшего СССР), кагэбисты трижды снимали с самолета. Они опасались, что он все же каким-то образом улетит для участия в назначенной встрече, и отправили его под «невидимым» конвоем домой в город Макинск. Потом заставили начальника срочно отозвать Конради из очередного заслуженного отпуска и назначить дежурным по электростанции. К тому же принуждали начальника дать лжесвидетельство, чтобы возбудить уголовное дело против Конради, но начальник отверг это гнусное предложение.

 

Кагэбисты часто вызывали епископа Конради для дачи показаний о десятине, добровольных пожертвованиях христиан на нужды церкви.

— Куда вы деньги деваете? Как их используете?— приставали офицеры спецслужбы.

— Почему это вас так волнует?

— Мы хотим знать, не присваиваете ли вы их себе?

— Все деньги тратятся на созидание Церкви по общему согласию. А как именно — это уже наше дело, а не ваше, потому что Церковь отделена от государства. Мы же не спрашиваем вас, на что используют взносы, которые вы все, члены КПСС, платите!

— Эко хватил! Куда ты лезешь не в свое дело?!

— А вы разве в свое дело лезете?

 

Гнусное предложение генерала КГБ

В 1986 году епископа Конради даже сам генерал КГБ вызвал к себе на беседу в Целиноград. По дороге к генеральскому кабинету, его заместитель — полковник, зная бесстрашие, прямоту и независимый характер Александра Константиновича, попросил Конради все же соблюдать субординацию. Начал беседу генерал с признания авторитета Конради даже в кругах кагэбистов:

— Мы в каком-то роде с вами коллеги. Вы — епископ, а в табеле о рангах это духовное звание в царской армии или в полиции приравнивалось к званию генерала. Поэтому будем говорить с вами как бы на равных.

— Перед Богом все в конце концов оказываются без мундиров, погон и орденов, а со своими делами... — заметил по этому поводу Конради.

 

— Я знаю, что вы — человек прямой, — генерал сделал вид, что пропустил мимо ушей острое предыдущее замечание собеседника, — поэтому и я буду говорить прямо. Мы предлагаем вам сотрудничество со всеми вытекающими отсюда нашими обязательствами, в том числе относительно достойного за верную службу вознаграждения. Мы вас часто беспокоить не будем — только в тех случаях, когда нам действительно будет необходима ваша помощь... Никто об этом никогда не узнает.

 

Генерал смотрел на Конради ласково и почти заискивающе.

— А вы с моей биографией знакомы? — спросил генерала Александр Константинович. — Одного моего дядю, работавшего в органах Министерства внутренних дел, по ложному обвинению расстреляли. Другого дядю заморили голодом в так называемой трудовой армии. Отец, который еще во время Отечественной войны проливал кровь за советскую власть, тоже по ложному обвинению отбыл 10 лет лагерей и 5 лет ссылки. Я тоже, несмотря на гарантированное Конституцией право на свободу совести, отбыл за веру в Бога 5 лет лишения свободы. И вы после этого предлагаете мне сотрудничество с органами, которые неутомимо воюют против свободомыслия и своего народа?! Нет, моя христианская кровь переливанию, а мои христианские мозги пересадке не подлежат!

 

— Мы вас можем и заставить! — начал угрожать генерал, с хмурого лица которого мгновенно слетела вежливая улыбка.

— Наручники с вами? — тотчас спросил Конради.

— Очень жаль,— констатировал генерал,— что беседа с вами у нас не получилась. Легче шпионов ловить, нежели работать с верующими.

— Вот шпионов и ловите, а верующих оставьте в покое...

 

Когда руководителем СССР стал Михаил Сергеевич Горбачев, в бывшей империи зла постепенно начались кое-какие демократические преобразования. Этническим немцам, то есть немцам по происхождению, разрешили эмигрировать из бывшего СССР в Германию, где уровень жизни населения значительно выше. Тысячи немецких семей ринулись бежать из отсталой страны, где потерпела крах социалистическая система и коммунистическая иллюзия. Правительство Германии было заинтересовано в том, чтобы немцы-иммигранты пополняли коренное население в связи с низкой рождаемостью.

 

Свое служение он продолжил в Германии

Кагэбисты снова вызвали Александра Конради на собеседование и предложили ему свое содействие для того, чтобы он как можно быстрее покинул пределы СССР и не причинял им более беспокойства своим неутомимым служением на ниве Божьей, не портил им показатели в отчетах возрастанием количества христиан веры евангельской и усилением их влияния. Правительство СССР было непрочь выселить в другие страны всех пятидесятников, приняв для этого даже специальный указ.

 

Но Александр выезжать не спешил. Во время отпуска сначала поехал погостить в Германию, чтобы ознакомиться с условиями, определить, сможет ли он, прибыв на постоянное место жительства в цивилизованную страну, организовать материальную и духовную помощь верующим бывшего СССР для развертывания евангелизационной деятельности. Высокий жизненный уровень Германии его не прельщал. В первую очередь, он думал о продвижении дела Божьего.

 

Мысль создать христианскую благотворительную миссию для помощи развития движения пятидесятников в СССР еще более окрепла при сравнении возможностей, которые для этого можно найти в Германии, с тем экономическим кризисом, который все углублялся в оказавшейся на обочине мирового прогресса стране. И все же он не решался, пока через Божье откровение не получил прямого указания.

 

Вместе со своей семьей Александр Константинович выехал в Германию в 1988 году. Немного устроив свой быт, он старался объединить усилия братьев и сестер, выехавших из России, для создания благотворительной христианской миссии. Необходимость этого была подтверждена Божьим откровением. Первым поддержал инициативу Конради епископ Яков Вибе. Но было много и сомневающихся в целесообразности этой, как они говорили, затеи: дескать, мы еще сами не успели обжиться на новом месте, куда уж нам сразу помогать другим...

Но вскоре все узнали о настойчивости и целеустремленности епископа Александра Конради. Первым его соратником и помощником стал Рубин Фирус. Начали с почтовых посылок — отсылали знакомым в СССР духовную литературу, потому что знали, как она там необходима, ведь каждый хотел иметь если уж не Библию, то обязательно Новый завет. Миллионы людей жаждали Слова Божьего. Литературу сначала развозили по местным немецким церквям и просили верующих упаковать ее и разослать по указанным адресам. В то время церкви пятидесятников существовали в Шпайере, Троссингене, Форцгайме, Бремене и других местах.

 

Свет и щедрость благотворительности

В 1990 году миссия «Стефанус» была официально зарегистрирована. В ее совет, кроме самого президента Конради, вошли епископ из Клоппенбурга Эдуард Бухмиллер, пресвитер Бременской поместной церкви Эдвин Эггерт, братья в Господе Виктор Фольц, Готлиб Лорай, Густав Зиберт, сестра Елена Штайнбреннер (секретарь). Миссии выделили небольшую комнату при церкви Шпайера. С транспортом помогал президент миссии «Неемия» Вальдемар Задарчук. В этом же году миссия «Стефанус» снарядила автомобильную экспедицию в Казахстан. Самым важным грузом были три тонны духовной литературы. Были также лекарства, продукты питания, одежда и обувь.

 

Позже были проложены маршруты в Россию, Молдову, Украину, Армению, Румынию, Албанию, Индию... Во многих странах теперь молятся за немецких братьев, благодарят Господа и просят воздать стократно и тысячекратно братьям и сестрам во Христе Иисусе за бескорыстную и бесценную помощь в преодолении стихийных бедствий, болезней, нищеты, за принесенный им свет истины Христовой.

 

Немецкие братья и сестры помогают, в первую очередь, тем, кто больше пострадал. К примеру, семь лет помогали Армении. Александр Конради для помощи нуждающимся не раз и не два лично привозил переданные через него сотни тысяч американских долларов, чтобы эти деньги выручали из беды, работали на созидание новых церквей.

 

Миссия «Стефанус» несколько лет подряд была главным спонсором строительства Рыбницкого библейского колледжа в Молдове, после окончания которого тысячи служителей, проповедников, евангелистов, регентов, учителей воскресных школ несут истину Христову и спасительное Евангелие во все уголки тех стран, которые возникли на территории бывшего СССР. Миссия помогает также строить Молитвенные дома.

 

Благословенное служение продолжается

Миссия «Стефанус» с начала своего становления много делает для распространения здравого вероучения, сохранения и укрепления единства всего пятидесятнического движения. Христианские конференции, к участию в которых приглашаются руководящие служители, известные деятели пятидесятнического движения, всегда становятся праздниками веры, прославления Бога, христианской любви и настоящего братства, служат дальнейшему развитию пятидесятнического движения.

 

13 февраля 1993 года епископ Александр Конради понес огромную потерю — после тяжелой болезни умерла его верная помощница и жена Фрида, которая делала все возможное для того, чтобы ответственное служение мужа всегда было успешным. Фрида, без преувеличения, была настоящим Божьим благословением для своего мужа, девятерых детей и свекрови. До последних своих дней она оставалась гостеприимной и радушной для всех многочисленных братьев и сестер по вере, которые часто гостили в их доме, согревая их всех своим душевным теплом и заботой.

 

Смерть жены буквально потрясла Александра Конради. Он мужественно переживал этот тяжелый удар. Но ему по Божьей воле предстояло еще много работы в Божьем винограднике, и Бог дал ему новую помощницу, жену Валентину, которая помогла пережить большое горе и боль утраты. Она знала, что это такое, потому что тремя годами ранее похоронила своего первого мужа.

 

Бог все устроил так, чтобы новая семья соединилась прочными двойными брачными связями. Сначала сын Александра Конради, Виктор, женился на младшей дочери   Валентины, Лене, а через некоторое время брат Александр сам взял в жены сестру Валентину, которая стала настоящей дочерью и для старенькой Вильгельмины Федоровны. Новая невестка — медсестра по профессии, поэтому все заботы о здоровье членов семьи она взяла на себя.

 

Благодаря Валентине, Александр Конради смог успешно продолжать свое епископское служение, возглавлять Германское пятидесятническое братство. Она так же, как когда-то Фрида, по Божьему благословению стала ему настоящим другом и помощницей.

 

Приятно и радостно, что епископ Александр Константинович Конради, как и раньше, исполнен сил и энергии, продолжает неутомимо трудиться на ниве Божьей, осуществляет самые дерзновенные планы, претворяя в жизнь волю нашего Небесного Отца.

 

(Из книги Николая Усач и Василия Трофименко «Шествие Пятидесятницы»,

изданной в Виннице в 2002 году («Шествие Пятидесятницы» — книга №5 из серии «К истории пятидесятнического движения»))

 

АЛЕКСАНДР КОНРАДИ ПЕРЕШЕЛ К ГОСПОДУ 12 ФЕВРАЛЯ 2011 ГОДА ПОСЛЕ ТЯЖЕЛОЙ, НО НЕПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЙ БОЛЕЗНИ. 



avatar
2
Да есть с кого брать пример!!
avatar
1
Благодарю за свидетельство! Дай Бог нам всем быть искренними и верными тружениками на Его ниве!
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ