Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи


Алеко Гвенетадзе,
Латвия, Рига
Порой мы смотрим на какого-нибудь бомжа или пьяницу и думаем: «Это уже конченый человек», порой крест ставим на человеке, потому что, по человеческому рассуждению, невозможно ему измениться. А Господь касается его сердца, вытаскивает его из рва, из того погибельного состояния, снимает с него грязную одежду, омывает и говорит: «Иди и больше не греши». Смотришь – человек изменился, пришел в церковь, покаялся, принял крещение, бросил все свои плохие привычки и стал служить Богу, а через некоторое время даже стал служителем. Скажете, это невозможно? Невозможное человеку возможно Богу!
Расскажу о себе для славы Божией. Я на своем опыте познал, что изменить нас может только Господь, что никакому человеку не под силу стать настолько хорошим, чтобы угодить Богу. Даже ученики Иисуса Христа однажды спросили Его: «Кто же может спастись?» Он ответил: «Человекам это невозможно, Богу же всё возможно» (Матф.19:25-26).
Я родился в Тбилиси, в неверующей семье, хотя все мы считались православными. У нас дома иконы висели, мама нам говорила, что Бог есть – чтобы мы Бога боялись. Но мы не жили по заповедям Божиим.  В 1991-м году я попал в сложную, неприятную историю и понял, что в этом мне только Бог может помочь. Я ходил по всем храмам, свечки ставил, но проблемы не решались. И как-то встретил я соседку, которая меня пригласила в евангельскую церковь: «Ну что ты ходишь к иконам, это же просто изображения, они тебе не помогут». Я подумал: вроде правильно говорит, действительно, что такое есть икона? Картина. Да повесь ты хоть любую картину, разве она тебе поможет? И пошел. Мне там показалось необычно – ни свечек, ни икон, проповеди понятные, люди такие радостные, молятся... Я стал ходить в эту церковь, попросил за меня помолиться, и очень быстро получил ответ на молитву. Я это запомнил. Однако, хотя я и ходил в служение, но личной встречи с Богом у меня тогда еще не было. Я получил высшее политическое образование – по партийной линии, закончил институт в 1991-м году. А как раз в том годы вся эта партийная система рухнула, страна рухнула, и я понял, что все это – обман и ложь, что все это никому, оказывается, не нужно. Поэтому получилось так, что образование я получил, годы на это потратил, а диплом не забрал  (да и не я один).

У нас в Грузии началась война, люди стали покидать страну. Уехал и я – в Латвию, потому что у меня здесь были друзья и я раньше часто сюда приезжал отдохнуть, провести время. Мне тогда было 27 лет, я еще не был женат. Уезжал ненадолго – надеялся, что война скоро закончится и вернусь. Но война затянулась, границы закрылись, и я остался с советским паспортом в отделенной стране Латвии. Надо было как-то жить, где-то работать, но на работу было не устроиться: везде разруха, да и на меня смотрели, как на иностранца – грузин, «черный»... Недоверие такое ко мне было, хотя у нас очень честная семья была, мы всегда очень честно жили, так нас мама воспитала. А как свою честность-то доказать?  Грузин, и всё. Я смотрю – никуда не вклиниться, и сама жизнь толкнула меня  в криминальную структуру. Я познакомился с ребятами-грузинами, которые делали дела беззаконные, понемногу втянулся и стал таким же, как и они – искателем приключений. Пьянки, гулянки, появились шальные деньги, много денег. Но в глубине сердца все-таки у меня было желание жить тихой, нормальной жизнью.

А в это время моя мама и сестра, которые остались в Тбилиси, уверовали. Им интересно стало – куда это я ходил, и они пошли в ту же церковь. Уверовали, покаялись, приняли крещение, стали членами церкви и стали молиться за меня. Когда созванивались, мама всегда спрашивала: «Сынок, ты в церковь ходишь?» Отвечал: «Да, мама, все хорошо». А на самом деле – какой там Бог, когда все хорошо?

Желание жить нормальной жизнью у меня было, но ничего не получалось. И тогда я решил: надо мне жениться. Женюсь – и семейная жизнь поставит все на свои места. Я познакомился с хорошей русской девушкой – Ириной, своей будущей женой. Она тоже оказалась не местной, приехала в Латвию по распределению после окончания Николаевского кораблестроительного института, работала в Риге на вагоностроительном заводе. Ира была из хорошей семьи, отец офицер, значит, думаю, воспитывалась в строгости. Вокруг были девушки вольного поведения, курят, пьют, а эта, смотрю – девушка порядочная, ну, думаю – то, что для жизни надо. Я притворился хорошим парнем, как говорится, пыль в глаза пустил, и быстро-быстро сделал предложение. Она согласилась и мы поженились. Вскоре у нее глаза открылись, она поняла, кто я на самом деле – у меня пистолет был, ко мне друзья-бандиты приходили, бывало, я пропадал на несколько дней. Ира, конечно, в слезы, к подругам: почему не предупредили... Подруги-то ее знали, кто я, но молчали, потому что боялись: я им угрожал.

И началась у нас семейная жизнь. Неделю-две, а то и месяц поживем нормально, потом я пистолет в карман, и – в двери. День нету, два, три, бывало, и шесть. Представьте себе ее состояние: она и в милиции меня искала,  и в больницах, и в моргах. Такая жизнь у меня была – вокруг смерть, кого-то убьют, кого-то зарежут, кровь, смерть, похороны. Друзья погибали, молодые ребята...

В октябре 1993 года у нас родился сын. О, думаю, сын, слава Богу, остепенюсь, буду нормально жить. Месяц, два – и я опять за своё. Семья разрушается, уже несколько раз до развода доходило. И в это время к нам пришла соседка и начала говорить о Боге. Она с мужем попала в аварию, муж погиб, а её по косточкам собрали и она свидетельствовала. Я так слушал-слушал и понял, что она евангелистка, из такой же церкви, в которую и я в Тбилиси ходил. Мне интересно стало, она пригласила нас в собрание, тогда церковь собиралась в клубе РВЗ (Рижского вагоностроительного завода). Соседка сказала, что зайдет за нами в воскресенье. И действительно, зашла рано утром. Думаю: «Вот пристала!» Но отказаться было неудобно – человек ждет, с ребенком, и ради приличия мы пошли. Один раз сходили, и никакого желания посещать церковь больше у меня не возникло. Но соседка зашла и в следующее воскресенье, а на улице дождь идет. Думаю, как отвязаться от нее? Говорю жене: «Вот, ты связалась, а оно нам надо?» Но все равно пошли. По дороге разругались, и когда подъехали к церкви,  я сказал: «Я никуда не пойду, а вы идите, куда хотите». Ключи у жены забрал, думаю, пойду пивка выпью – перенервничал сильно...

А пока мы ехали, дождь прекратился, солнышко выглянуло. Я иду к пивному киоску, и вдруг слышу голос, который говорит ко мне, но не снаружи, а прямо в моем разуме: «Что ты сатану радуешь? Иди в церковь, и Я прославлюсь в твоей жизни». Мне как-то не по себе стало, я даже немножко испугался. Я остановился и второй раз услышал то же самое. Я повернулся (повернуться мне как будто какая-то сила помогала) и пошел в собрание. Пришел, сел позади. Послушал проповеди, песни, а в конце служения был призыв к покаянию. В тот день много людей вышло на покаяние, и моя жена вышла. Я тоже хотел выйти, но меня как будто кто-то держит, ноги стали, как свинцовые. А зал молится, такая молитва идет горячая, и в один момент как будто прорыв был, и я вырвался. Я вышел вперед, и когда мне дали микрофон, чтобы я мог покаяться, то меня кто-то душить начал, я не мог ни одного слова сказать. Люди видят, что я стою с этим микрофоном и чуть ли не задыхаюсь, и молятся. И тут меня как прорвало, слезы текут: «Господи, прости, помилуй, помоги...»
Мы с женой из собрания вышли, как голуби влюбленные: «Ты меня извини», «Ты меня прости». Пришли домой, я звоню маме: «Мама, мы в церкви сегодня были, покаялись». Мама обрадовалась, расплакалась. Мама вымолила нас обоих. Молитва матери драгоценна в глазах Божиих. Позже оказалось, что мы здесь в Латвии, а она там в Грузии – члены одного братства, одной церкви Христиан веры Евангельской.

...Когда мы домой вернулись, сразу мысли пошли: друзья придут, что я им скажу? Как откажусь? Мы с женой встали на колени и взмолились: «Господи, вот сейчас позвонят, придут, что делать? Сохрани, защити нас». Никто не пришел. Второй день, третий день – никто не пришел и не позвонил... Мы с женой стали посещать все собрания на неделе, все семинары, у нас такая жажда появилась по Богу, куча вопросов. После покаяния я сразу первое, что почувствовал – это то, что уста мои очистились. Сквернословие же для мужчины – почти что нормальное явление, а это был первый заметный плод моего покаяния.
Проходит время – меня встречают знакомые в районе, удивляются: «А мы думали, ты в Грузию удрал». Нет, говорю, мы в церковь стали ходить, уверовали. Они так возле виска покрутили пальцем, и все. Потом видят – второй сын у нас родился, третий... За 5 лет у нас четверо детей родились, один за другим. Они говорят: ну все, у него крыша поехала... Один, правда, сказал: рано или поздно ты к нам вернешься. Но я так и не вернулся, слава Богу. Многим я свидетельствовал, они видели, что жизнь наша изменилась, но некоторые прямо говорили, что не смогли бы так поменять жизнь.
Это было в 1994 году. А через год после покаяния мы с Ирой в один день приняли крещение, потом духовное крещение, и до сих пор служим Богу в Рижской церкви ОЦХВЕ. Бог  сохранил нашу семью и очень сильно благословил. Теперь у нас есть работа, квартира, машину нам подарили, а когда она сломалась – другую. Мы живем, радуемся и вместе славим Бога. Конечно, в жизни нашей было много трудностей, как впрочем, и у всех, кто решил идти за Господом. Особенно трудно было в первое время после покаяния. Раньше-то я без 100 долларов в день домой не приходил, а теперь, пока не было работы, бывало, варили кашу на воде, а то и просто голодали. Но Бог дал сил устоять, в церкви тоже нас поддержали. Специальности-то у меня рабочей не было, начал искать временные работы, потом работу дворника предложили. И вот я, человек с высшим образованием, взял метлу в руки и четыре года отработал дворником. Потом шесть лет по утрам мыл полы в супермаркете, а днем еще подрабатывал. Теперь уже кое-чему научился и работаю строителем. Служу Господу. В церкви я отвечаю за молодежное служение, организацию занятий воскресной школы и летние лагеря – детские, подростковые и молодежные. Жена тоже ведет занятия в воскресной школе. В марте 2009-го года меня рукоположили на диаконское служение. Уже несколько лет я каждое воскресенье посещаю Ильгуциемскую женскую тюрьму с проповедью Евангелия, а также с другими братьями проповедуем в других тюрьмах, на радио ведем христианские передачи.
Служить Богу – это прекрасно. Я вышел из мира и знаю, что там ничего хорошего нет. Бывает, что молодежь, особенно из верующих семей, тянется в мир. «Что вы там хотите посмотреть? - спрашиваю я их. - Скажите мне – я вам расскажу. Я расскажу вам, что это, почему это плохо и к чему это приведет». Я много видел, и мне есть что сказать молодежи. Христос пришел в мою жизнь и все изменилось. Во мне все изменилось, в доме все изменилось, в семье все изменилось – на 180 градусов. Где был бы я, если бы не Господь? Моих сверстников, моих бывших друзей уже процентов восемьдесят нет в живых – кого-то убили, кто-то разбился на машине, кто-то спился или стал наркоманом и умер. Мои бывшие друзья узнавали меня в тюрьмах, подходили – как у тебя так получилось, ты же такой жизнью жил, как и мы? Один подошел и сказал: «Алеко, какой ты счастливый! Какой ты счастливый, если б ты только знал!» Я ответил: «Я знаю, что я счастливый». Я это знаю.
Я много ездил по миру и видел много красивых мест. Но скажу вам прямо, что самое прекрасное место на земле – это церковь. Другого нет. Лучшего места вы не найдете. Это я вам точно говорю!

К публикации подготовила Ирина Антонова


avatar
5
Слава Господу!! Как же Он милостив и благ!!!
avatar
4
БОЖЬИХ БЛАГОСЛОВЕНИЙ!!
avatar
3
Слава Богу! Бог есть любов, и Он смерти грешника не хочет ,а хочет чтобы все пришли к познанию истины thank_you
avatar
2
Велик наш Бог!
avatar
1
Слава Богу!!! tr_thankyou tr_thankyou tr_thankyou
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ