Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

За верность в малом доверили большое

После отбывания 10 лет лишения свободы советская власть не разрешила проповеднику Ивану Федотову возвратиться на жительство в столицу СССР, поэтому ему пришлось скитаться за ее пределами, а потом поселиться за 100 км от Москвы в городе Малоярославец Калужской области. В 1971 году брат Иван вступил в брак с Валентиной Башмаковой.

Дом в Малоярославце оформили на Марию Никитичну, мать Валентины, чтобы не лишиться крова, если следующий суд присудит Ивану Петровичу конфискацию имущества. А в том, что новые судебные преследования неминуемы, они не сомневались. В паспортном столе Ивана Федотова прописывать в этом доме сначала наотрез отказались, хотя и не имели права не прописывать вместе семью, а потом согласились прописать только временно, но Бог так все устроил, что они перепутали штампы и поставили штамп «Прописан постоянно».

Иван Петрович устроился на работу, а потом вместе с женой Валентиной и ее матерью Марией Никитичной пять суток в сухом посте без воды и пищи молились о создании пятидесятнической церкви в Малоярославце. После его проповеди о необходимости крещения Духом Святым в местной баптистской церкви духовное крещение получили сразу 17 верующих:

— Мы давно молились об этом, но не было наставника, который бы правильно нас научил. И вот Бог прислал тебя!

Всех семнадцать человек отлучили от баптистской церкви. Следующее собрание они уже провели в доме Федотовых. В тот же день в этот дом нагрянула милиция, чтобы составить акт о нарушении законодательства о религиозных культах.

В 1972 году приехавшие в Москву епископы Михаил Иванов, Павел Егоренков и Николай Каминский рукоположили Ивана Федотова на пресвитерское служение, а через три месяца ему доверили уже служение епископа Москвы и России. Это служение было столь масштабным, что Ивану Федотову часто приходилось пользоваться услугами авиации. За ним постоянно следили, видя в нем очень опасного противника тоталитарного режима. И хотя ему приходилось возвращаться из дальних поездок только под утро, в понедельник он всегда был на рабочем месте, без опозданий. Ревность по делу Божьему горела в Нем огнем неугасимым, а тружеников на ниве Божьей не хватало.

Узнал епископ Федотов, что из Московского художественного института им. Строганова отчислили несколько уверовавших студентов. Об одном из них, Владимире Мурашкине, ему рассказали как о христианине, имеющем призвание служить делу Божьему. Владимир охотно согласился помогать епископу, приехал в Малоярославец, где их совместный труд стал очень успешен. Церковь ХВЕ возрастала духовно и количественно. Это сильно беспокоило советскую власть. Мужей Божьих постоянно преследовали карающие органы, но они продолжали самоотверженно распространять истинное учение Иисуса Христа.

В это нелегкое время пришла пора Владимиру Мурашкину создать христианскую семью с Ольгой Захаровой. Сочетать их в Калуге решил епископ Федотов. За ним следили четверо кагэбистов, чтобы не допустить бракосочетания, но ему удалось на предпоследней остановке за секунду до отправления электропоезда выскользнуть из вагона, оставив обескураженных агентов КГБ ни с чем. Но милиция и представители власти никого не пропускали в дом:

— Вы имеете разрешение на проведение собрания?

— Здесь будет бракосочетание, — парировал епископ Федотов. — Вы приглашены на этот брак? Братья и сестры, давайте помолимся и попросим благословения у Бога!

Представитель власти выскользнул на улицу и вызвал дополнительные силы милиции на автомашинах и мотоциклах. Люди в гражданской одежде подстрекали толпу зевак и кричали:

— Сектанты собрались и в жертву детей приносят!

Милиция якобы сдерживала разъяренную этой бессовестной ложью толпу. Кагэбисты ждали указаний из Москвы, где знали об этом бракосочетании, а оттуда по телефону их начальство распорядилось:

— Снимите осаду, чтобы не получилось большей огласки, ведь это федотовцы — они не испугаются и не разойдутся!

Чтобы доказать собравшейся толпе, что дикое обвинение в жертвоприношении — очередная провокация против верующих, епископ попросил открыть все окна, чтобы люди слышали Слово Божье. Потом молодые христиане-пятидесятники вышли на улицу и пели христианские гимны, отвечали на вопросы, рассказывали правду о вере евангельской, и жители Калуги убедились, что пятидесятники — не звери, не тупые и не отсталые в умственном развитии элементы, как об этом твердила коммунистическая пропаганда, а добрые последователи Иисуса Христа.

 

Вторая судимость

Уже через неделю, 11 августа 1974 года, епископу Федотову предъявили обвинение по нескольким статьям Уголовного Кодекса РСФСР, арестовали, отвезли в следственный изолятор, а потом направили на психиатрическую экспертизу, потому что официальные власти СССР продолжали считать, что все верующие — психически больные люди, имеющие недостатки в умственном развитии.

— Голубчик, тебя опять ко мне привезли? Что они к тебе прицепились? — узнал Федотова профессор Лундц. — Отдохнешь тут у нас месяца три...

На самом деле Ивана Петровича подвергли принудительному лечению с помощью психотропных уколов и таблеток, от которых епископ Федотов внешне сильно изменился — так опухло и посинело лицо, что его даже родная жена Валентина узнала во время свидания только по голосу. Старшая медицинская сестра, которая тоже помнила проповедника Федотова, рассказала, что после выступления Лундца в качестве эксперта во время судилища над пятидесятниками у него умерли дочь и жена, и профессору самому пришлось лечиться от сильного расстройства нервной системы. Так исполнилось по Слову Божьему: «...Касающийся вас касается зеницы ока Его» (Зах.2:8). Бог хранил Ивана Петровича от всех неожиданностей со стороны психически нездоровых людей.

Через три месяца епископ Федотов в течение часа свидетельствовал директору упомянутого института, восьми профессорам и другим членам комиссии о Боге, о безбожном обществе, о котором в Библии написано: «Сказал безумец в сердце своем: нет Бога. Они развратились, совершили гнусные дела: нет делающего добро» (Пс.13:1). Комиссия пришла к заключению, что епископ пятидесятников Федотов вполне здоровый, ясно осознающий своею деятельность.

...Менялись тюрьмы, менялись камеры, сокамерники. Однажды Федотова специально посадили в камеру к ужасному преступнику. Тот хотел ночью задушить нового соседа, но неведомая сила отбросила злоумышленника от постели Федотова. Верзила заорал, надзиратели открыли дверь и бросились ему на помощь, но увидели, что Федотов спокойно спит. Утром злоумышленник признался Ивану Петровичу:

— Меня все равно приговорят к высшей мере наказания... А ты такой правильный, набожный. Меня захлестнула такая волна дикой ненависти и злобы, что я хотел тебя задушить. А ты во сне начал молиться на каком-то непонятном языке, и меня отбросило, как взрывной волной. Я словно пушинка отлетел, а ты и руки не поднимал... Что ты за человек?

— Обыкновенный христианин веры евангельской-пятидесятник.

— От обыкновенного меня бы не отшвырнуло, как тряпку...

— Я верю в Бога, Который сотворил и любит людей.

— Да, тебя Бог любит, потому что защитил... А вот меня любить не за что...

— Бог и тебя любит. И ждет, когда ты покаешься, перестанешь дьяволу служить. Это дьявол хотел меня убить твоими руками...

— Научи меня веровать Богу!

— Перво-наперво, тебе надо покаяться и больше не грешить.

Заключенный смял и выбросил пачку дорогих сигарет, встал на колени посреди камеры и впервые в его жизни начал молиться так, как его научил муж Божий. Во время прогулок во дворе он по собственной инициативе тоже вставал на колени, умоляя Бога простить ему грехи и помиловать. Надзиратели и охранники его не трогали. Он продолжал молитвы и в следующие дни, исповедовался. Иван Федотов видел искренность новообращенного.

Через полгода покаявшегося увезли в Москву для более тщательного расследования его дела. Вместо высшей меры наказания дали ему два года условно. Он гостил у матери Федотова. Она подарила ему Библию. Потом он выехал в Израиль.

А Ивана Федотова осудили к трем годам лишения свободы. В приговоре судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда, в частности, отмечалось:

Подсудимый Федотов, с 29 февраля 1972 г. проживая в г. Малоярославце Калужской области и являясь верующим христианином веры евангельской (пятидесятники), в нарушение постановления ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», вместе с другими верующими-пятидесятниками неоднократно участвовал в нелегальных сборищах и молениях в частных домах.

За нарушение законодательства о религиозных культах Федотов четырежды был подвергнут штрафу в административном порядке.

Когда на заседании административной комиссии при Малоярославецком райисполкоме обсуждался вопрос об ответственности Федотова за нарушение законодательства о религиозных культах, Федотов систематически распространял в устной форме заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. Так, 21 декабря 1972 г. на заседании административной комиссии Федотов высказывал измышления на Коммунистическую партию. 20 июля 1973 г. на заседании административной комиссии Федотов распространял измышления, порочащие советские органы. 17 октября 1973 г. на заседании административной комиссии Федотов распространял измышления на Коммунистическую партию и советские органы. 28 июня 1974 г. на заседании административной комиссии Федотов распространял измышления, порочащие советские органы.

В судебном заседании Федотов не признал себя виновным в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, в оскорблении работника милиции В.Т.Ловкова, а в оскорблении представителя общественности Н.П.Рудакова виновным себя признал частично. Судебная коллегия виновность Федотова в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, находит доказанной...

Доводы Федотова о том, что на заседании административной комиссии он не распространял заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, несоответственны, так как полностью опровергаются вышестоящими доказательствами. Не заслуживают внимания утверждения Федотова о том, что члены административной комиссии в отношении его проявляли грубость, на заседаниях комиссии оскорбляли его, угрожали ему, поскольку оно не нашло подтверждения в судебном порядке.

Вина Федотова в оскорблении работника милиции В.Т.Ловкова, находящегося при исполнении возложенных на него обязанностей по охране общественного порядка, доказана показаниями потерпевших Ловкова, Рудакова, свидетелей А.С.Оськина, Н.Я.Подопригоры...

Доводы Федотова о том, что он оскорбления работнику милиции Локтеву не наносил, а, наоборот, сам Локтев по отношению к нему проявил грубость и применил физическую силу, схватил его за грудь, а сам Локтев был в нетрезвом состоянии, несостоятельны, так как полностью опровергаются показаниями потерпевшего Рудакова и свидетелей Оськина и Подопригоры.

Показания свидетелей Л.Борисенковой, И.Лосевой, В.Борисовой о том, что 26 сентября 1973 г. Ловков находился в нетрезвом состоянии, проявил грубость и применил насилие к Федотову, судебная коллегия считает не заслуживающими внимания, поскольку эти свидетели являются лицами, явно заинтересованными в исходе дела по отношению Федотова.

В силу ст. 40, по совокупности совершённых преступлений, окончательное наказание И.П.Федотову определить три года лишения свободы с отбыванием в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Мерой пресечения И.П.Федотову, впредь до вступления приговора в законную силу, оставить содержание под стражей, исчисляя ему срок наказания с 15 августа 1974 г.

Когда осужденный во второй раз Иван Федотов был препровожден в тюремный лагерь №1 города Пенза, по громкоговорителю объявили, что в зону прибыл особо опасный преступник-рецидивист, сектант-изувер, приносящий в жертву людей.

Когда через три года Ивана Петровича вынуждены были освободить, за проходной его с большими букетами цветов встретили молодые христиане. Заключенные махали ему вслед головными уборами, а один из кагэбистов бегал взад-вперед и повторял угрозу:

— Мы его все равно обязательно опять посадим!

В Москве епископа Ивана Федотова также встречали с цветами. Иван Петрович понимал, что на свободе ему позволят пребывать недолго, поэтому сразу же включился в напряженный духовный труд. Узнав о духовном пробуждении в Таллине, он съездил туда, и сделал вывод, что он, его братья и сестры по вере уже имели подобные духовные проявления силы Божьей при становлении пятидесятнических церквей в Московской области в 1957-1960 годах, когда Бог по молитвам народа Его обильно изливал Духа Святого, изгонял бесов, совершал чудеса исцелений от неизлечимых по земным понятиям болезней.

По инициативе епископа Федотова собравшиеся в Малоярославце священнослужители пятидесятнических церквей согласились держать десятидневный пост (первые семь дней с подкреплением, а потом без подкрепления). И Бог обильно благословил их труд на ниве Божьей. Большое внимание уделяли организации молодежного служения, созданию детских воскресных школ. Это сразу же заметили карательные структуры коммунистической империи зла, как называли СССР в мировом сообществе, и тут начались новые гонения верующих.

 

Третья судимость

Ивана Федотова и Владимира Мурашкина арестовали одновременно в поселке Детчино, где они подрядились выполнять строительные работы, так как их из прежних мест уволили. По месту жительства священнослужителей и еще в пяти домах верующих одновременно провели тщательные обыски. Кроме кагэбистов в этой операции было задействовано более 70 милиционеров. В доме, во дворе и огороде епископа Федотова рыскали 18 стражей правопорядка, которые все от подвала до крыши истыкали стальными прутьями.

Забрали лежащую на столе Библию, маленький радиоприемник и магнитофон, который матери жены, Марии Никитичне, подарили от предприятия, когда провожали на пенсию, выдернули несколько фотографий из семейного альбома. Радиоприемник и магнитофон назвали аппаратурой, с помощью которой записывались вражеские радиопередачи из империалистических стран.

Когда Мария Никитична, теща Ивана Петровича, подходя к своему дому, увидела во дворе целый отряд милиционеров, ей стало плохо, и пришлось вызывать машину скорой медицинской помощи. Появление врачей в белых халатах во дворе верующих еще более взбудоражило город, который и так уже гудел, как растревоженный улей...

Обо всем этом Иван Федотов узнал не скоро, потому что его сразу же бросили за решетку. Камера следственного изолятора в Калуге находилась под самой плоской крышей. Окно было прикрыто железной «мордой», как называли приваренный лист железа, чтобы заключенные ничего не могли видеть из окна, только щели вверху и внизу. Этих щелей было недостаточно для вентиляции камеры, и в ней было жарче, чем на улице, где стоял летний зной.

Тюрьмы и лагеря подорвали некогда крепкое здоровье Ивана Петровича, он научился выдерживать лютые северные морозы, а жару его сердце не выдерживало: у него случился инфаркт миокарда. Сосед по камере Капустин начал стучать руками и ногами в железные двери и кричать:

— Срочно позовите врача, — человек умирает!

Надзиратели поняли, кто умирает, и не спешили, потому что относительно Федотова получили особое распоряжение. Но Капустин не унимался, и тогда в камеру заглянула тюремный врач:

— Относительно Федотова получено особое распоряжение, поэтому мы его в больницу отправлять не будем, так что больше не стучите, — никто к вам больше не придет...

Иван Петрович знал, что только Бог его сможет спасти, и продолжал молиться. Бог самым неожиданным образом подтвердил, что слышит молитву слуги Его. Сквозь щель под «железной мордой» протиснулся голубь, который кружил возле Ивана Петровича, и крыльями, словно веером, освежал воздух. Потом голубь таким же образом улетел.

«Случайность...» — подумал Капустин. Но голубь снова таким же образом проник в камеру и закружился над Федотовым, который от острой боли даже пошевелиться не мог.

«Таких случайностей не бывает», — подумал Капустин.— «Это действительно особый человек, и о нем у Бога тоже есть какое-то особое распоряжение...» Капустин легко мог бы поймать голубя, но сидел с открытым ртом, понимая, что это — посланец Божий. Иван Петрович и в этот раз также выжил без помощи врачей и лекарств.

Суд состоялся в Малоярославце 28 июля 1981 года. В зал пропустили только жен подсудимых — Валентину Федотову и Ольгу Мурашкину. Верующих в зал не допустили, но они не расходились и громко пели возле здания любимые псалмы подсудимых, чтобы поддержать своих священнослужителей, выразить им свою солидарность и протест против несправедливости советской власти. Все места в зале были заняты неизвестными. До подсудимых по обрывкам слов от охраны дошли слухи, что ожидают каких-то зарубежных гостей, которые хотят убедиться, что в СССР к верующим относятся справедливо и согласно «самого гуманного в мире» законодательства. Возможно, что наоборот, — решили не допустить на суд иностранных экспертов, поэтому суд вершили безотлагательно в спешном порядке и завершили в двенадцать часов ночи.

Иван Федотов и Владимир Мурашкин встретились только в суде, а потом их снова разлучили.

— Могут же работать коммунисты, если их сверху подстегивают, даже спать не ложатся! — пошутил Иван Петрович, чтобы поддержать друга. — И откуда только резвость у них берется!

Приговор Малоярославецкого районного суда Калужской области был длинным, в нем отмечалось:

Подсудимые И.П.Федотов и В.Г.Мурашкин виновны в организации и руководстве в период с августа 1977 г. по апрель 1981 г. созданной Федотовым в 1972 г. в г. Малоярославце Калужской области нелегальной группой пятидесятников — «христиан веры евангельской», деятельность которой, проводимая под видом проповедования религиозных вероучений и исполнения религиозных обрядов, была сопряжена с посягательством на права граждан, побуждением их к отказу от общественной деятельности и от исполнения гражданских обязанностей, а также активным вовлечением в эту группу несовершеннолетних.

Придав деятельности группы экстремистскую направленность, подсудимые Федотов и Мурашкин под видом проповедования учения пятидесятников — «христиан веры евангельской» — систематически вносили в группу идеи, имеющие антиобщественный характер: проповедь ухода членов группы «от мира», т.е. от активного участия в жизни современного общества, проводили активные действия, направленные на приведение группы к отказу от регистрации в установленном действующим законодательством порядке о религиозных культах, несмотря на неоднократные разъяснения, предупреждения и привлечения их к административной ответственности со стороны местных органов власти.

Являясь организаторами группы пятидесятников —«христиан веры евангельской», Федотов и Мурашкин лично проводили и руководили собраниями группы, читали проповеди и проводили обряды, имеющие антиобщественную направленность, в которые внедряли круг идей, препятствующих участию членов группы в общественной деятельности, в исполнении гражданских обязанностей, посягали на права членов группы.

17 января 1980 г. в доме А.А.Бархатова, расположенном в пос. Заря, дом 47, г. Малоярославца, Федотов и Мурашкин руководили собранием группы в количестве 55 человек, среди которых присутствовали и несовершеннолетние, участвовавшие в собрании. Оба читали проповеди антиобщественного характера, комментировали их и отдавали различные распоряжения.

Проповедуя идею организованного обучения детей религии, подсудимые Федотов и Мурашкин организовали в группе пятидесятников «детскую воскресную школу», в которой в выходные дни и школьные каникулы (1980-81гг.) другие активные члены группы по специально разработанным методикам и программам обучали детей вероучению пятидесятников —«христиан веры евангельской», тем самым вовлекали в группу несовершеннолетних и оказали на детей воздействие, в результате которого они не вступали в детские общественные организации.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые Федотов и Мурашкин виновными себя не признали.

Выводы научной экспертизы полностью, наглядно и объективно подтверждаются многочисленными рукописями, записными книжками, календарями-ежедневниками, фотографиями, тетрадями, магнитофонными записями, изъятыми и приобщенными к материалам дела у подсудимых Федотова, Мурашкина и других членов группы пятидесятников. В них изложены проповеди и разработки проповедей, имеются сведения организационного характера, вопросы учебы членов группы, в том числе несовершеннолетних, вопросы руководства группой, что также свидетельствует о руководящей и организаторской роли Федотова и Мурашкина в группе пятидесятников — «христиан веры евангельской» в г. Малоярославце (т.2, л.д.40-79).

Назначая наказание подсудимым Федотову и Мурашкину, суд учитывает личности подсудимых и то, что они не имеют постоянного места работы, преступление совершили также в отношении несовершеннолетних, оба характеризуются по последнему месту работы посредственно: производственные задания выполняли, однако ничем в коллективе себя не проявили. Учитывается и то, что Федотов ранее дважды привлекался к уголовной ответственности.

Суд считает необходимым применить к обоим, Федотову и Мурашкину, дополнительную меру наказания — конфискацию части имущества. Руководствуясь ст.ст. 500-505 УПК РСФСР, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Федотова Ивана Петровича и Мурашкина Владимира Григорьевича виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 227 УК РСФСР, и назначить наказание:

И.П.Федотову — в виде пяти лет лишения свободы с конфискацией магнитофона японского производства «Сони», радиоприемника «ВЭФ-202» и денег в сумме 402 руб. 03 коп., с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима.

В.Г.Мурашкину — в виде пяти лет лишения свободы с конфискацией фотоаппарата «Зенит-Б», магнитофона «Спутник-203» и с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима.

Меру пресечения Федотову и Мурашкину оставить без изменения — содержание под стражей, исчисляя начало отбытия наказания каждому с 21 апреля 1981 г.

— Твой муж в третий и последний раз пошел в узы: мы сделаем все возможное, чтобы он больше никогда в наш город Малоярославец не возвратился! — пригрозил опечаленной жене Ивана Федотова секретарь исполнительного комитета районного совета депутатов.

Попал Иван Петрович отбывать срок лишения свободы в тюремный лагерь возле города Сыктывкар Коми АССР. Строгий режим отличался более жестокими условиями содержания. Возили работать на стройку в железном автомобильном фургоне, похожем на гитлеровские душегубки: оставалось только шланг к выхлопной трубе подсоединить. Но дым от табака, который курили почти все набитые в фургон заключенные, многих заставлял терять сознание. Их выволакивали за ноги, бросая на землю, чтобы они быстрее приходили в чувство.

Из управления лагерей пришел приказ содержать Федотова в промышленной зоне и в связи с перенесенным инфарктом использовать на менее тяжелых работах, но начальник лагеря только ухмыльнулся:

— Мы тебя быстро вылечим — потаскаешь по десять тонн железа за смену и забудешь о всех болезнях! Отправьте его в цех металлоконструкций!

 

Протест мировой общественности

При строгом режиме свидания и передачи разрешают только после отбывания половины срока, указанного в приговоре. За проповеди Слова Божьего Ивана Федотова и тут бросали то в барак еще более усиленного режима, то в карцер, где камеры были построены из кирпича и бетона. Свидание с женой Федотову разрешили только через три года. Он улучил момент, когда охранник на секунду отвернулся, и сумел передать ей сложенный вдесятеро судебный приговор.

Через месяц возле посольства СССР в Вашингтоне собралась толпа демонстрантов, протестующих против попирания в Советском Союзе прав человека и свободы вероисповедания, провозглашенного Конституцией СССР. Они держали транспаранты и скандировали:

— Свободу Федотову и Мурашкину!

Вынужденному выйти к демонстрантам послу СССР в США Добрынину передали копии несправедливого и жестокого судебного приговора. Вездесущее американское телевидение транслировало это событие по многим каналам.

О том, что священнослужителей веры евангельской судили не за какие-либо уголовные преступления, а практически только за создание детской воскресной христианской школы, узнала также общественность в Германии, Швеции и других странах Западной Европы.

В Германии выпустили массовым тиражом листовку «Я молюсь за Ивана Федотова» с его фотографией, которую раздавали верующим и участникам христианских конференций. В этой листовке говорилось: «Этот русский пастор в третий раз приговорен к заключению в колонии строгого режима. В этот раз на пять лет. Тем не менее, этот пламенный евангелист продолжает проповедовать. Приблизительная дата его освобождения — 21 апреля 1986 года. Его супруга Валентина проживает в городе Малоярославец».

Большая статья на эту тему появилась в газете «Русская мысль», которая издается в столице Франции — Париже. Десять пасторов из США приехали в СССР, интересуясь состоянием здоровья и условиями содержания епископа пятидесятников Ивана Федотова в местах лишения свободы. Ивана Петровича лагерное начальство срочно отправило на несколько дней в больницу города Ухта. Но снова приехавшую за тысячу километров жену Валентину в больничную палату не пропустили и не разрешили увидеть мужа даже издали. Потрясенная такой жестокой бесчувственностью, она еле дошла к ограде больницы и упала, рыдая, в бурьян...

Сотрудников КГБ очень интересовало как о жестоком и несправедливом приговоре узнала мировая общественность. Они даже не понимали, что приговор суда не может быть засекреченным документом. Кагэбист из Калуги угрожал, что Федотова будут снова судить, как «не вставшего на путь исправления». Ивана Петровича вписали в список уголовников, которые отказывались работать: за это могли добавить по статье 181 до трех лет лишения свободы.

Федотов назвал преследователей верующих сатрапами и слугами дьявола:

— В общей сложности я уже отбыл в тюрьмах за свою веру почти 18 лет, отбуду еще и дополнительных три года, но я хочу, чтобы вы знали, что вы все тоже заключенные большого тюремного лагеря, который называется Советским Союзом, только вы находитесь по другую от нас сторону колючей проволоки, и вы даже не догадываетесь, что такое настоящая свобода.

Эти слова очень задели высокопоставленного кагэбиста, и он спросил:

— А как вы оцениваете деятельность генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева?

— В Библии написано, что сердце царя — в руке у Бога...,— ответил Федотов, давая понять, что не даст кагэбисту так просто поймать себя на провокацию.

Прощаясь с заключенным, высокопоставленный кагэбист вынужден был сказать:

— Ты честный человек, Федотов, и никто тебя дополнительно судить не будет.

Перед освобождением Ивана Петровича доставили в тюрьму города Калуги — в ту же камеру, откуда пять лет тому назад отправили по этапу. Находившийся там бородатый узник минуту или две присматривался к вошедшему, а потом громко и радостно воскликнул:

— Иван Петрович, дорогой, я приветствую тебя!

— Брат Владимир Мурашкин! — узнал родной голос Федотов. — Это нам с тобой драгоценный подарок от Бога.

Они крепко обняли друг друга, опустились на колени и, как прежде, в общей молитве исполнились Духа Святого, и благодарили Господа за все...

 

Освободиться из-под надзора помог американский

епископ Карлсон из «Ассамблеи Божьей»

Церковь встретила освобожденных узников братьев Федотова и Мурашкина букетами цветов, радостными улыбками и со слезами на глазах. В милиции Ивана Петровича строго предупредили, что он поставлен под гласный надзор и должен после семи часов вечера и до шести часов утра обязательно находиться дома, через каждые 7 дней отмечаться в милиции, в случае необходимости поехать в другой город написать заявление и получить на это разрешение. За одиннадцать месяцев Федотов только раз вовремя не отметился в милиции. Его немедленно строго предупредили, что если это еще хотя бы один раз повторится, его дело опять передадут на суд, который лишит верующего свободы на три года.

Через какое-то время Федотов сознательно снова нарушил режим гласного надзора, чтобы без разрешения властей встретиться с епископом американской церкви «Ассамблея Божья» Карлсоном, который прибыл в Москву. Иван Петрович считал, что ради этого стоило рисковать. На встречу они прибыли вместе с Владимиром Мурашкиным. В конце теплой и дружественной беседы епископ Федотов предупредил гостя из США, что следующая их встреча может состояться только через три года, потому что Ивана Петровича по возвращении из Москвы немедленно арестуют.

Американский епископ в тот же день посетил уполномоченного Совета Министров СССР по религиозным культам Куроедова, а тот позвонил кагэбистам. После возвращения из Москвы Федотова вежливо пригласили в милицию:

— Распишись, что мы сняли с тебя гласный надзор.

— А негласный?

— Распишись пока о снятии гласного...

— Я не расписывался, когда вы меня под надзор брали, так не буду расписываться и теперь...

Над СССР подули ветры демократии, упал железный занавес, отделяющий страну от остального мира. Пришел к епископу Федотову уполномоченный по религиозным культам Ф.П Рябов и сказал:

— Я был дитем своего прошедшего времени...

У него не хватило смелости попросить прощения, но всем своим видом он показывал, что будто бы не виноват в том, что терроризировал верующих многие годы, будто бы его заставляли. Верующие простили его и посоветовали попросить прощения у самого высшего и самого справедливого судьи — у Бога. А вот у редактора районной газеты хватило мужества попросить прощения за ту черную клевету о верующих, которую он печатал.

После снятия надзора епископ Федотов побывал во многих церквях ХВЕ России, решая важные вопросы активизации их деятельности. Впервые выехал за границу в Швецию по приглашению родственной церкви города Бурос. Он рассказывал братьям и сестрам многих церквей о том, какие суровые испытания и жестокие гонения мужественно выдержали пятидесятники в СССР.

Когда Федотов возвратился в Малоярославец, то уполномоченный по делам религии разоткровенничался:

— Мне говорили, что вы не устоите перед соблазном попросить политического убежища, чтобы остаться жить на высокоразвитом Западе, а я утверждал, что Федотов — настоящий русский, и не оставит созданную им христианскую общину и вверенный ему Богом труд, а труд его — это Россия. Как видите, я оказался прав...

Епископ Федотов делал все возможное для того, чтобы христиане веры евангельской России в полной мере воспользовались подарованной Богом свободой проповедовать Евангелие, для развития братства созданной на развалинах бывшего тоталитарного атеистического Советского Союза Объединенной Церкви ХВЕ стран СНГ и Балтии.

Совместно с епископом Виктором Ивановичем Белых и другими славными подвижниками Иван Петрович много сделал для укрепления и объединения пятидесятнических церквей, налаживания ответственного пасторского руководства не только в России, но и в Грузии, Осетии, Азербайджане, Армении, Киргизии, Литве, Латвии, Эстонии.

Все три судимости с Ивана Петровича сняты, о каждом несправедливом приговоре он получил документы о полной реабилитации:

«Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1993 года приговор Калужского областного суда от 18 апреля 1975 года в отношении Федотова Ивана Петровича отменен и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления».

«Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 1996 года приговор Московского областного суда от 26 апреля 1961 года в отношении Федотова Ивана Петровича отменен и делопроизводство прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления и за недоказанностью его участия в совершении преступления».

«Свидетельство А №334441 выдано 12 сентября 1994 года Малоярославецким райсоветом Калужской области Федотову Ивану Петровичу. Предъявитель имеет право на льготы, установленные статьей 16 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий. Свидетельство бессрочное и действительно по всей территории Российской Федерации». 



avatar
1
Благословен всякий человек, надеющийся на Господа! Свят Господь, и Слава Твоя, и Сила и Правда Твоя велика!!!!!!!!! Аллилуйя, Тебе, Господь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ