Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

Богу нашему слава! Мы благодарны Ему, что Он сюда к семи часам не спешил, потому что Он не ограничен во времени, потому что Он безначальный и бесконечный. Это собрание закончится в 9 часов, а Он не будет торопиться отсюда уходить, потому что Он уйдёт вместе с нами. Уйдёт в наши дома, уйдёт в наши квартиры и останется там, насколько Ему будет дано место в наших сердцах. Слава принадлежит Ему. Вечная и достойная слава принадлежит нашему Богу, и мы знаем, что и на небе, как мы читаем в Откровении, и на земле, те, которых Он призвал, оправдал и которым доверил служение, непрестанно воздают Ему славу. А это значит, что Бог, Которому они служат, этой славы достоин. Он достоин того, что они, как написано, ни днём, ни ночью не имеют покоя, взывая: «Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядёт». 

Пока мы находимся в этой телесной храмине, нам трудно представить, как можно не иметь покоя ни днем, ни ночью: ближе к полуночи нам захочется спать, и мы пойдём отдыхать, потому что утром начнётся новый день и, чтобы иметь силы трудиться в этот день, нам нужен отдых. Но у живущих на небе другое тело, и они днём и ночью совершают это служение. Однажды я даже подумал: как же им это не надоедает? И сам же себе ответил: да там же царство любви, Бог есть любовь, и Он ввел нас в Своё царство, и мы поклоняемся Ему без принуждения. Когда кого-то заставляют это делать, то, хотя под дулом автомата некоторые и сгибали свои спины, кому-то поклоняясь, но внутри у такого человека совсем другое было – было чувство отвращения и он думал: настанет, может быть, такое время, что солнце засветит и нам, и не мы будем кланяться, а нам будут кланяться. Но на небе такого нет, там царит любовь, и на троне сидит Тот, Кто есть любовь. И все кланяются Ему без принуждения, кланяются добровольно, воздают славу, и уста их не устают от восхваления, и они не утомляются. 


Мы сегодня тоже обрели это в нашей жизни. Если оглянуться назад на тот ров, из которого мы были извлечены, то там ничего хорошего не было, а Бог нас полюбил ни за что. Нас не за что было любить, потому что, если поставить на весы нас – тех, прежних, то мы были легче пустоты. И сегодня, когда я читаю эти слова: «Свят, свят, свят Господь Вседержитель», то я радуюсь, что в нашем Боге нет и тени изменения и перемены, ибо вчера, сегодня и вовеки Он остаётся тем же Богом. И мы имеем свободный доступ к Нему, небо всегда открыто для нас, и мы воздаём Богу славу. 


Один московский служитель рассказал мне как-то случай из жизни их церкви, который показывает, как много может сделать благодарение. Мы порой не осознаём этого и, когда все в церкви говорят: «Слава Богу», то просто автоматически тоже повторяем: «Слава Богу». Но если мы это делаем от сердца, если мы это делаем для славы Божьей, то оно производит определённое действие. 


У одной сестры в Москве был сын-алкоголик, а она всё время, что ни сделает, за все Бога благодарила. Старушке было 94 года, а в такие годы люди особенно всем дорожат: когда они встают, когда ложатся, когда открывают глаза и видят новый день, потому что в такие годы ты сегодня живёшь, а завтра тебя нет. У неё во рту осталось только два зуба, и вместо «слава Богу» у неё получалось «шлава Богу». Однажды сын её лежал с похмелья, а она что-то сделала и в очередной раз говорит: «шлава Богу». На него это вдруг так подействовало, что он вскочил с кровати, как потом сам свидетельствовал, подбежал к матери и говорит: «Перестань! Ты что ни сделаешь в доме, всегда говоришь: Слава Богу. За что ты благодаришь Бога? Тебе уже 94 года, а ты, сколько я живу, всё продолжаешь одну и ту же песню. Мне сегодня плохо от этого». А старушка была такая жизнерадостная, она не понаслышке знала Бога, Иисус жил в ее сердце. Он был её другом, её пастырем, был её Богом. И Бог совершил чудо, которое потом оказало воздействие на её сына-алкоголика. Те два зуба, что у нее во рту остались, были как раз один напротив другого. Она открывает рот и говорит: «Посмотри, что сделал Бог: мне 94 года, а я ещё жевать могу, как же мне за это не благодарить Его». И это так подействовало на ее сына, что через несколько недель он пришёл и преклонил колени в церкви. Когда к нему подошли и спросили, что с ним произошло, что на него повлияло, он рассказал этот случай из его жизни. Может быть, мамы его уже нет, но он, думаю, ещё остался и помнит ее уроки, как благодарить Бога. 


Мы призваны благодарить, мы призваны благословлять, потому что Он достоин. И раз святые делают это на небе, то и мы, хотя находимся на земле, должны это делать с полной отдачей и не только на уровне нашего разума, но и на уровне нашего сердца. Такая жертва очень угодна Богу и принимается Им, потому что она не заучена, а идёт из храма нашего сердца. И когда мы так благодарим, то переживаем что-то особое. В 83-м псалме написано: «Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце моё и плоть моя восторгаются к Богу живому. И птичка находит себе жильё, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой! Блаженны живущие в доме Твоём, они непрестанно будут восхвалять Тебя». Слава Богу! 


Как-то брат Ефим, служитель нашей церкви (он уже ушел в вечность), рассказал мне такой случай. Во время гонений, когда сатана решил обезглавить все церкви и забрать служителей, однажды власти собрали многих служителей из разных регионов и привезли в Воркуту, на Инте. Их там было очень много, и они стали собираться на Богослужения. Прошло какое-то время, и они увидели, что окружающие их люди не каются; столько уголовников, столько преступников, а люди не каются. Тогда они встали на колени и стали молиться: «Господи, Ты собрал всех лучших людей из детей твоих сюда, служителей: епископов, пресвитеров, диаконов. Для какой цели мы здесь, и почему не каются люди?...» И однажды Господь проговорил: «Дети, для того чтобы эти люди каялись, нужна жертва». Но какая жертва? Ведь это тюрьма, ну, какая тут может быть жертва? И кто-то предложил: давайте будем поститься, чтобы Бог делал Свою работу, ведь нас тут так много, и мы оставили свои церкви и семьи, хотя и не по своей воле. Братья нашли в 13-й главе Деяний, что, когда Церковь молилась и постилась, то Дух Святой сказал: «Отделите Мне Павла и Варнаву для служения, на которое Я призвал их». И, опираясь на это место Писания, они стали поститься. А кроме того, они решили, что, как представители неба, должны проявить любовь. С этапа люди приходили настолько обессиленными, что их едва несли ноги, и братья решили собирать хлеб и сахар и отдавать, чтобы поддерживать этих людей. Таким образом начали они евангелизацию. Но рабочие нормы были настолько большие, что они сами едва приносили ноги, и, когда пришли на третий день на обед, зашли в выкопанный возле барака туннель помолиться и склонили колени, то Дух Святой сказал: «Дети, остановите пост, потому что Я о вас сожалею». Настолько тяжёлым было состояние братьев, что Дух Святой прервал пост. Но когда они положили эту жертву, то Он начал действовать, люди начали каяться, и тогда пошла евангелизация. Те, пришедшие с этапа люди, которые получили отданный братьями хлеб и сахар, первыми стали каяться, и так стала создаваться церковь в тюрьме. 


Бог хочет, чтобы на каждом месте была положена жертва. Какую жертву приносим мы на наших Богослужениях? Я думаю, что жертву хвалы уст наших. И если эта жертва от сердца, то она приятна Богу. Что мы можем большего сделать, как только благодарить Его, что до этого места Он помог нам. Слава вечному Богу! Бог приемлет жертвы. Ведь Богослужение – это не просто прогулка, это борьба. Кто-то вышел вперед, а за ним стоит тыл – это 100 или 200 молитвенников, которые что-то говорят от всего сердца. Они говорят Господу: «Благослови!» Потому что идти на передовую очень трудно, но всегда есть те, которые помогают поднимать руки, а Бог видит, Бог это слышит. Может быть, ты думаешь, придя на собрание, что у тебя ничего нет, но знай: у тебя есть молитвенные слова, они есть в твоём сердце. Не держи их, открой свои уста, открой своё сердце, скажи их Богу, пусть их будет немного, но пусть они будут искренними, попроси благословения, чтобы открылось небо и пошёл поздний дождь. 


Как-то в Ровно нас позвали на молодёжное служение, и мы с моим другом, который сейчас живёт в Америке, поехали, чтобы послужить. И вот, началось собрание, а присутствия Божьей благодати не чувствуем. С пожилыми людьми как-то легче бывает молиться, чем с молодежью, легче в поток благодати входить. А ведь, когда люди сходятся, они хотят почувствовать благодать, почувствовать, что между ними Господь. Когда встали на колени, каждый в себе ищет причину, не в ком-то, а каждый в себе. Молится и мой друг, и Бог ему показывает видение: две чаши; чаша, в которой молитвы с нашими прошениями, переполнена так, что переливается через край, а у чаши с благодарениями заполнено только дно. Из откровения стало ясно, что не хватает благодарности, Бог хочет, чтобы мы Его возблагодарили. Когда мы поменяли ход служения и вознесли молитву благодарности, то Бог, по Своей великой доброте, тут же показывает другое видение: радуга – обновление завета, потом белая лопата была опущена белою рукою в стан народа, чтобы рыхлить почву, а потом приблизилось белое облако, из которого пошел золотой дождь. То служение никто из присутствовавших там никогда не забудет, потому что золотой дождь привёл народ Божий в такой восторг, что эту молитву даже очень трудно было остановить. 

Однажды я поехал к своему тестю на Полесье. У них там очень хорошая церковь, и мы стали молиться. Люди пришли в такое молитвенное состояние, что не могли остановиться. Я не знал, что же делать, и решил спросить второго служителя, не остановить ли. И когда я только так подумал, Дух Святой мне говорит: «А разве ты это сделал? Твои руки это сделали, что ты будешь останавливать? – Это Я сделал, и пусть они молятся». И тогда молитва продлилась ещё минут 20 или полчаса. Если это делает Бог, то это видно. В Доме Божьем хозяин – Бог, и то, что Он делает, Он делает по Своему изволению. 

Мы сегодня ехали на машине, и я рассуждал, что мне говорить людям, потому что я не тот проповедник, который может говорить получасовые или часовые проповеди. Обычно меня используют в середине служения: 10-15 минут вдохновенной проповеди, а потом молитва. Это моё служение, и я считаю, что для этого я призван Богом. И я размышлял, что мне сказать тем людям, к которым мы едем. И вдруг брат, который нас вёз, обратил мое внимание на поле, где лежали бураки, и спросил: «А у вас на поле тоже растут бураки, сахарный завод есть?» Я говорю: «Есть!» и вдруг вспомнил, что как раз осенью я нашел Бога. В Белоруссии колхозы сеют бураки на дальних полях и, когда приходит время их выкапывать, люди берут с собой бутерброды и термосы и уходят на поля. Поэтому в это время в деревне дома остаются пустыми, и люди, которые живут так, как я жил раньше, пользуются этим. 

О своей жизни я всегда говорю, что я родился вором и был им с пелёнок. Как это получилось, я не знаю, в нашем роду никогда не было воров, но мне довелось начать вести такую воровскую жизнь. И после того, как я обокрал уже несколько верующих семей, я заметил, что происходит какое-то чудо. Дело в том, что, если украсть у неверующей соседки трёхлитровую банку, то может приехать милиция, как будто в той банке лежали три миллиона и произошло что-то чрезвычайное. А когда мы занялись верующими людьми, то о милиции не было ни слуху ни духу. Верующих гнали, и они боялись милиции, поэтому и не доносили на нас. И тогда я решил, что напал на золотую жилу, и мне захотелось попасть в молитвенный дом, чтобы обокрасть его. Я размышлял, как же мне туда попасть, если я всегда пьяный, и найдя однажды старое евангелие, я выучил его и оказался в молитвенном доме. Вёл меня туда человек из той христианской семьи, которую я обворовал первой, но он этого ещё в то время не знал. Когда мы шли, уже лежал снег, и люди расчищали тротуары, и он обратился к сестре, которая чистила снег, и говорит: «Этот друг сегодня изъявил желание побыть у нас на собрании». Он же не знал, что я хотел ночью обокрасть молитвенный дом, но когда строил планы, мне пришла мысль: а вдруг там ничего нет, так что надо сперва сходить днём и посмотреть. С этой целью я и зашел к ним днём пьяный и сказал, что хочу побыть у них на собрании. Они еле выпроводили меня, но сказали, что возьмут меня с собой в молитвенный дом, если я приду на следующий день в 6 часов утра, так как надо было на автобусе ехать в город. 


Когда мы подошли к молитвенному дому и тот брат назвал меня своим другом, во мне впервые за мои 26 лет проснулась совесть. До этого я не знал, что это такое. Я слышал, как люди говорили, что их совесть судит, но у меня никогда такого не было. А тут, на территории молитвенного дома, когда он назвал меня другом, у меня впервые проснулась совесть, Мне стало так стыдно, что я внутренне кричал: держи меня, тротуар, держи меня, земля, потому что я падаю в какую-то бездну. Но эти люди стали меня настойчиво приглашать и ввели в молитвенный дом. Когда я вошел туда, у меня было единственное желание – сесть куда-нибудь подальше в угол, чтобы не оказаться в поле зрения людей, потому что тьма ищет своего места. А та сестра, что чистила снег, оставив лопату, вошла в церковь, открыла музыкальный инструмент и начала играть. И вдруг она остановилась и, протянув ко мне руку, говорит: друг, вам не надо там сидеть. «Да что ей от меня надо, - подумал я и спросил, - а что же мне делать?» – «А вам надо сюда, вперёд, на первую лавку». Когда я шел из угла на первую лавку, меня пот прошиб. «Да что же это делается? – думаю, - какой друг?» 


И вот, начинается служение, и такое это было интересное служение. В каждом доме есть хозяин, и, когда мы приходим к кому-то в дом, то должны подчиниться закону того человека, который живёт в этом доме А в Божьем доме живёт Бог, и мы понимаем, что в доме Божьем хозяин – Бог. И когда началось собрание, все проповедники, как сговорившись, стали проповедовать про воров. Мне трудно было усидеть на служении; я думал, кто же им всё рассказал, я же никому не открывал своих планов, с какой целью я пришел в молитвенный дом, а тут, кто ни встанет проповедовать, все говорят про воров. Наконец, встаёт молодой брат, и я подумал, что уж этот таких глупостей говорить не будет. А он открывает Библию и в благодати, как я теперь понимаю, со слезами говорит: «Я хочу дополнить к тому, что говорили наши братья». И он рассказал случай из жизни одного старца из нашей местности, который был Божьим сосудом. Жена его умерла, и у него осталась корова. Но он доить её не мог и помолился Богу, сказав, что до районного центра очень далеко; чтобы её продать, надо будет, может быть, и несколько раз её туда водить, и он просит Господа благословить его и помочь продать ее с первого раза. Бог ему помог. Когда он возвратился, то встал на колени, чтобы поблагодарить Господа, что Он помог продать корову с первого раза и за хорошую цену. И в это время старец слышит голос: «А эти деньги сегодня заберут у тебя негодные люди, и, когда они придут, ты не противься, потому что это промысел Мой. Они будут лезть через окно, а ты открой им двери. А за остальное не переживай, потому что всем этим делом буду заниматься Я». 

И проповедник продолжал: «Вы знаете уже двух из тех троих, потому что Бог даровал им покаяние. Они сами свидетельствовали не раз, что взяли эти деньги и что эти деньги жгли им руки и сердце, так что им пришлось искать молитвенный дом, чтобы там каяться. А теперь они служат Богу, потому что это был Божий промысел». И вдруг брат-проповедник поднимает руку и говорит: «Может быть, и в этом молитвенном доме Бог сегодня ищет такого человека». 


И тогда у меня впервые произошла встреча с Богом. До этого я никогда этого не чувствовал и не переживал. А тут мне вдруг какой-то голос говорит: поднимайся, выходи из молитвенного дома, и со стороны веранды подожги его, и посмотри, как они будут выскакивать из горящего дома. Я уже, подчиняясь этому голосу, начинаю вставать, как вдруг слышу другой, нежный голос, который говорит мне: «Не делай этого, ибо Я дам тебе несравненно больше того, за чем ты сюда пришел». И я опять сажусь на место. Этот нежный голос поразил меня тем, что, когда он говорил ко мне, через меня прошла такая радость, какой я никогда раньше не испытывал. Тогда опять первый голос говорит мне: «Давай скорей, а то скоро кончится богослужение, и ты не успеешь их поджечь». Я опять начинаю подниматься, и опять раздаётся нежный голос: «Не делай этого, ибо Я дам тебе несравненно больше того, за чем ты сюда пришёл». И когда второй раз проговорил этот нежный голос, он так коснулся моего сердца, что мне уже не надо было думать, где у них сейф и где у них карманы... 


Когда я этим утром рано встал, чтобы пойти к шести часам, мать моя спросила меня: «Куда это ты, сынок, собрался в такую рань, да ещё зимою?» Я ей ответил, что иду сегодня в молитвенный дом. Она, когда услышала это, закричала на весь дом, подлетела к отцу, который был еще в постели, и начала его тормошить: «Коля, вставай! Злыдень в молитвенный дом собрался!» Отец вскочил, в чём был, побежал за мной в исподнем белье и говорит: «Сынок, я падаю на колени! Ты опозорил нас везде, меня знает прокурор, начальник милиции, меня все люди знают, я их никогда не знал, они мне были не нужны, но ты со всеми этими людьми и судьями познакомил меня. Ты же нас ещё больше опозоришь, ведь только верующие люди нас признают за хороших людей, а ведь ты обязательно сегодня свои два пальца засунешь в их карманы». А я кричу на кухне: «Никогда, моя рука не коснётся ни одного их кармана. Я не для той цели иду, отпускайте меня, я бегу». Мне насилу удалось их уговорить. 


Когда же Бог коснулся меня Своей благодатью, то Он показал мне, что жизнь моя была хуже, чем у скотины. Потому что в этот момент я увидел, как я пьяный вхожу в свой родной дом, а у нас в доме жил кот, и я часто в пьяном состоянии избивал этого кота, так что он уже просто боялся меня. И когда Дух Святой коснулся меня, то первое, что я пообещал Господу, это, что, если я дойду до дома своими ногами и останусь жив после того, что тут со мной происходит (потому что на меня напал страх), то первый, у кого я буду просить прощения, это будет мой кот. И когда я пришел домой и сделал то, что пообещал Господу, то почувствовал, как что-то буквально свалилось с меня. Так начали спадать цепи, начала происходить разгрузка, и впоследствии Бог крестил меня Духом Святым. 


Та сестра, которая назвала меня тогда другом и позвала пройти вперед, сказала мне потом: «Ты, наверное, тогда думал, что озолотишься, а я тебе расскажу, что в церкви в то время было только три рубля. Благодари Бога, что не за тремя рублями ты шёл, а Бог решил помиловать тебя и даровать тебе спасение». 

Действительно, в молитвенном доме произошло чудо. Как рассказала мне позже одна старушка, они имели в то время очень большую проблему в церкви. В шесть часов, когда все оканчивали работу, кто-то должен был по графику идти дежурить в молитвенный дом, а некоторые люди после работы не хотели этого делать, из-за чего у них возникали споры, а ведь там собирались вместе баптисты и пятидесятники. Видя такое неустройство, старые люди начали молиться за это дело, чтобы Господь явил устройство в молитвенном доме, но при этом никогда не думали, что Бог приведёт к ним из мира вора, очистит его, крестит Духом Святым и он станет их братом, а впоследствии сторожем и кочегаром в молитвенном доме. Так Бог поставил всё на своё место, потому что там, где есть Бог, там устройство. 


Когда я приезжаю в родную деревню и смотрю на своих прежних друзей, которым по 40-44 года, то я часто обращаюсь к ним не «друг Серёжа», например, а говорю «дед Серёжа, пойди сюда», потому что у этих людей нет зубов. Даже и у меня своих осталось только 9, потому что одеколон, денатурат, стеклоочиститель «Лана», - все это просто выжигало рот, а зубы становились чёрными и вываливались, когда мы ели хлеб. И когда я теперь сравниваю мою прошлую и теперешнюю жизнь, то я даже сам себе порой не верю. Бывает, еду я в машине с детьми и думаю, мои это дети или нет ... Господи, Ты ж мне и детей дал! Да Ты же меня и в Свой народ ввёл, что же мне сомневаться – это ж мои дети. 

Однажды, когда я был в Германии, одна сестра-парикмахер, которая стригла богатых людей, подарила мне дорогой костюм из одной очень богатой семьи. Дома жена мне однажды говорит: «Надень тот костюм, который ты привёз из Германии». Я надел этот костюм, смотрю на себя в зеркало и слышу явный голос из преисподней: снимай, ты же «побрил» прокурора или ещё кого-то, только выйдешь, и тебе наручники наденут. А я отвечаю: какие наручники, какой прокурор, какое воровство, это всё - благословение от руки Божьей. Оглядываясь по прошествии какого-то времени на нашу прошлую жизнь, приходится спорить со своим разумом, потому что наш разум чисто по-человечески порой не соглашается с тем, что с нами сделал великий всемогущий Бог. Слава вечному Богу! Поэтому я наполнен чувством благодарности, да и как за всё это не благодарить Бога! 

У меня сейчас 6 детей. Правда, дети мои еще маленькие, так как из-за моей разгульной жизни я поздно женился, мне просто некогда было раньше, горилка не давала. Но сейчас я доволен этим. Люди всегда чем-то гордятся, так вот единственное, чем я гордился, было то, что я себя ни с кем семейными узами не связывал, потому что считал, что я злыдень, на волоске вишу в этой жизни и никого осчастливить не могу. Единственное, что мне помогало в жизни, так это то, что моя бабушка во время войны помогала еврейским семьям и мой отец, будучи тогда маленьким мальчиком, носил им еду. Они запомнили моего отца и, когда бабушка умерла, их дети, которые до выезда в Израиль стали судьями, прокурорами, врачами и в их руках была власть, помогали мне не сесть в тюрьму. Так что порой окружающие удивлялись: да за такое преступление нужно 10 лет давать, а этот злыдень ходит по улице. Но так было потому, что те люди были исполнены благодарности, но не ко мне, нечестивому человеку; они вспоминали ту пищу, которая была на вес золота во время войны, а моя бабушка посылала моего отца, в то время маленького мальчика, и он нёс ее, проходя большие расстояния до тех мест, где они прятались. А потом пришло время, и он понёс что-то другое и со слезами просил их о милости. И они были очень добрыми и благосклонными к моей семье, так что у меня даже справка лежала, что я неполноценный, слабоумный человек, и, когда суд поднимал какое-то дело, то ничего не могли со мной сделать. Это всё сделали те люди в благодарность за то, что сделала моя бабушка. 


Когда я окончил 8 классов, то получил ужасную характеристику и хотел её порвать, но отец не позволил. Он мне сказал, что это ценнейший документ и мы нигде такого и за большие деньги не достанем. А я возражал ему и говорил, что ведь эта характеристика написана мне как дураку... А отец мне отвечал: «Так это ж как раз то, что нам и надо, чтобы ты был дурак. Потому что я вижу по твоей жизни, сынок, что ты высшей меры наказания не избежишь, придёт время, когда тебя расстреляют и об этом объявят по всему Советскому Союзу. Но когда тебя будут судить и мне как отцу дадут слово, то я поднимусь и скажу: товарищи народные заседатели, товарищи судьи, я прошу у вас гуманности и милости, вы сегодня судите не преступника, а больного человека и дурака. Я у вас прошу милости, потому что его нельзя расстрелять, его надо лечить. А когда тебя пошлют на лечение, то там есть врачи, и они такие же люди, как и мы, и, может быть, мы тебя потом оттуда когда-нибудь выкупим или как-то достанем». 

Оглядываясь на свою жизнь и на то, что сделал Бог в моей жизни, я не хочу вспоминать эту муть, эту грязь и вспоминаю только некоторые примеры, потому что за 26 лет пришлось столько пережить и столько раз быть и на коне, и под конём. Наконец, меня призвали в армию, а мои родители узнали, что один еврей был комиссаром военкомата, и они к нему обратились. «Будем спасать, - сказал он, - в строевые войска не возьмут, пойдёт в стройбат». Но и армия не спасает человека. Когда я после армии пришел домой, меня вызвал нарколог и сказал: «Я тебе всего оформлять не буду, но хочу на тебя посмотреть. За два года срочной службы в Советской Армии тебя трижды лечили по 45 дней от алкоголя. Такого ещё во всем Советском Союзе не было». 

Вот такой была моя жизнь, мы были рабами. А Иисус из рабов сделал Себе сынов, слава вечному Богу! И теперь, оглядываясь на всю ту жизнь, на то, что сделал Бог, мне хочется только благодарить и славить Его. И если бы не эти бураки сегодня на поле возле дороги, то я бы, наверное, и не вспомнил этого всего. Но как раз, когда копали бураки, мне пришлось идти в молитвенный дом, и в это время решал Бог судьбу моего спасения, и это было семнадцать лет тому назад. Слава Богу! 


Мне так хочется преклонить колени и воздать славу Богу, присоединиться к тому сонму святых, которые снимают венцы, полагают их пред Ним, падают на колени и говорят, что Он достоин славы. Как же нам сегодня не благодарить Бога, когда мы видим вокруг столько чудес в нашей жизни? Знаете, какое самое большое чудо? – То, что мы в здравом уме, что мы в нормальном состоянии и посещаем богослужения. Это самое большое чудо, что мы здоровы, стоим на своих ногах и можем поднять руки и воздать Богу славу, прославить Его святое имя. Большего чуда нет, и за все эти чудеса, которые он творит в нашей жизни, будем воздавать Ему славу, потому что Он этого достоин. Аминь. 


Николай СЕМАШКО



avatar
4
slava BOGU!!!!
avatar
3
Велики и чудные дела твои Боже
avatar
2
Слава!!! Господи, великая непрестанная слава Тебе!
Боже какая радость, что Ты с нами - Слава Тебе!
avatar
1
Слава Богу! За милость Его, за спасение, за любовь, за заботу, за...... можно много ещё перечислять... Слава Богу!
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ