Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

Эта история произошла в Харькове в 1972 году. Я учился в техникуме и проходил преддипломную практику на заводе «Поршень». Находясь в Харькове, я имел возможность посещать в этом городе Богослужения.

На одном из служений, которое Бог обильно благословил, одна женщина начала пророчествовать. Звали её Нина. Братья этого пророчества не приняли, побеседовали с ней и запретили ей пророчествовать.  Некоторое время спустя эта сестра Нина подошла ко мне и пригласила меня приехать к ним, говоря, что у них каждый четверг совершается молитва дома. А я, не подумав, дал согласие, так как очень любил бывать на молитвенных общениях. В то время Бог уже меня использовал при крещении  Духом Святым и изредка Словом.

Когда я дал ей согласие, то услышал тихий и нежный голос:

- Ты не имеешь права туда ехать. Братья запретили, и ты не должен туда ехать.

Но вдруг я услышал и другой голос, который заговорил  настойчиво, конкретно и грубо. И он мне сказал:  «Праведник клянется, если и злому, - и не изменяет, и ты не имеешь права не исполнить то, что обещал, иначе это будет большой грех. Ты будешь лжец и обманщик».

С этого момента во мне стали бороться  два голоса, два духа, которые говорили во мне один за другим. Один говорил очень нежно, но очень понятно и доступно, и я чувствовал, что это голос Божий. Другой говорил грубо, но так настойчиво, так требовательно, хотя и ссылался на Библию, он  всегда обвинял меня. Я не знал, что мне делать. Я был далеко от родителей, мне было всего восемнадцать лет, и я делал еще первые шаги на христианском пути. Я даже еще не был членом церкви, был только крещен Духом Святым.

Я подошел к Нине и начал просить: «Нина, я чувствую, что мне не надо ехать к вам домой, освободи меня от обещания, которое я тебе дал». Она не согласилась и продолжала настаивать говоря: «Ты должен побыть у нас дома».

 

В тот же вечер я с нашей молодежью поехал из Харькова в Люботин на служение. И когда мы уже ехали домой, произошло одно событие, которое сильно повлияло на меня. Часть нашей молодежи должна была сделать пересадку на станции «Минутка», и вот когда мы доехали до станции «Водолазка», а электричка уже стояла, то кто-то по ошибке крикнул: «Станция Минутка», все начали быстро выскакивать из электрички, но я не успел, и меня зажало в дверном проеме. Ехать в таком положении было опасно, я постарался освободиться от дверей, и встал на маленькую подножку с наружней стороны вагона, стоял я на ней только каблуками, одной рукой держался за поручень,  а другой рукой старался освободить свой болоневый плащ, который всё ещё был зажат в дверях. Пока я всё это делал, электричка набрала полный ход. Я понимал, что мне надо прыгать, иначе я могу слететь где-то на пути. И я решился, прыгнул вперед по ходу поезда на ноги, но не удержался и упал на голову, затем покатился... Когда всё-таки смог подняться, то оказалось что пострадала правая нога, я не мог на нее наступить.

Это было в среду. Я сказал Нине, что не смогу завтра к ним приехать, но она сказала мне: «Я буду за тебя молиться, и до завтра у тебя всё пройдет».

Голос, который был от Господа, сказал: «Это тебе предупреждение, ты не должен туда ехать».

Там же, по дороге из Харькова, подошла ко мне одна из молодых сестер, звали ее Надя, она попросила меня:

- Брат Леонид, я тебя прошу, проводи меня домой. Я сильно боюсь. Прошлый раз, когда я возвращалась домой, два незнакомых парня ко мне приставали и сильно напугали меня, я тебя очень прошу, проведи меня домой. Просто по-христиански, сделай доброе дело.

 

Мне пришлось ей ответить, что я не могу идти, ведь я упал и у меня болит нога. Она же сказала:

- Я помолюсь, я думаю, что Бог тебе поможет.

Когда мы сошли в Харькове на вокзале, нога моя перестала болеть. Сестра жила в двух километрах от вокзала, я проводил её и  пошел назад, и все это время нога у меня не болела, но как только я вернулся на вокзал, то резкая боль вновь прошла по моей ноге, и несколько метров, которые мне оставалось пройти до трамвая, пришлось преодолевать с большой трудностью и очень долгое время. А когда я сел в трамвай и доехал до нужной мне остановки, то путь, который я раньше проходил за пять-семь минут, я шел полтора часа, шел, держась за забор. Когда я пришел домой, то молился Господу, просил Его избавить меня от немощи и вывести из затруднительного состояния. Бог слышал меня и хотел избавить от страдания и искушения, но я не понимал, как мне это сделать, так как меня сильно преследовал грубый и наглый голос, который требовал:

- Ты должен туда идти, ты обещал.

Я же себя успокоил: «У меня болит нога, завтра я пойду на то место, где мы договорились встретиться  с Ниной, и я объясню ей, что я не могу ходить, и все будет хорошо,  я просто не поеду к ним домой...»

Утром я встал пораньше, часов в шесть утра, и опять по забору добрался до троллейбуса, приехал на работу и пошел в медпункт к врачу. Врач осмотрел мою ногу и сказал: «Ты можешь получить справку на больничный без содержания (так как это бытовая травма) и пять дней ты будешь находиться дома, но зарплату за это время не получишь». Позволить себе этого я не мог, родители мои далеко, да и платили нам немного, а надо было питаться и платить за квартиру. Я решил работать. С трудом отработал смену, работа у меня была в основном стоячая, так как я настраивал токарный станок на определенную программу, после чего он минут десять-пятнадцать выполнял эту работу, а потом нужно было опять настраивать. Норму я тогда, конечно, не выполнил.

С трудом дождался конца смены, вышел на остановку, сел на троллейбус и поехал на встречу с Ниной, чтобы отпроситься. Я встретился с ней и стал просить:

- Нина, пожалей меня, ты видишь, как у меня опухла нога, такая сильная боль, а к вам так далеко идти, я просто не смогу дойти.

 - Сможешь, пошли. Я уже отцу и маме сказала, они ожидают тебя, - сказала она мне.

Нине было уже за тридцать, она была инвалидом, так как на одну ногу хромала. И вот, когда мы уже туда ехали, то внутренний голос не оставлял меня в покое, он говорил мне:

- Ты не должен туда ехать...

Но я был веден, как овца на заклание, как будто кто-то одел мне на шею веревку и тащил меня силой. Когда мы зашли  в этот дом, там никого не было, только одна Нина. Как только мы, преклонив колени, начали молиться, раздался стук в окно, и наша молитва прервалась. Вошла ее мама, расспросила, что мы делаем, и мы стали молиться дальше. Но тот стук, который был в окно, был и стуком в моё сердце, я чувствовал, будто кто-то стучал по нему кулаком.

Только встали на колени, опять раздался стук в окно, и на сердце у меня стало еще тревожней. Когда я услышал этот стук, меня начал наполнять страх. Вошел отец и опять начались расспросы... Ну, на молитву, так давайте молиться.

 

После каждого стука я просил меня отпустить. Мне же говорили, что не надо, мы же хорошее дело делаем, молимся...

 

Встали мы в третий раз на колени, и был уже такой стук в окно, что чуть шибки  не повылетели, кругом так все звенело. Меня обуял такой страх, что я всё понял. Мне казалось, что сейчас Сам Господь явится на это место и будет меня наказывать...

Оказывается, там был на вольном поселении один брат (судимый за слово Божие), и время от времени, когда он находился на работе, он прибегал к этим друзьям, чтобы покушать и помолиться. И так случилось, что он в это время прибежал и сильно застучал в окно, чтобы ему быстро открыли.

Но я все понял – этот стук был последним предупреждением для моей души. И этим предупреждением я воспользовался. Они уговаривали меня,  и  этот брат тоже предлагал мне остаться. Но я сказал, что я нарушил волю Господа и должен уйти.

Когда же я вышел за пределы этого дома, нога у меня перестала болеть.

Вот такой урок послушания преподал мне Господь.

 

Леонид Бондаренко, Украина                     

 



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ