Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

 С этим удивительным человеком я впервые встретилась на христианской конференции, которая проходила в латвийском городе Резекне в марте 2000 года. Петерис Криевс около двух часов говорил о пробуждении в Латвии в начале 20-го века.

     Он поразил меня. Утомились и сменились два переводчика, а он продолжал рассказывать о великих делах Божиих. Необыкновенное воодушевление, живость, ясность речи, цветущий вид... Ну никак не дашь ему 85 лет! Воистину, верующие «и в старости плодовиты, сочны и свежи, чтобы возвещать, что праведен Господь, твердыня моя, и нет неправды в Нём» (Пс. 91:15–16).
   В тот день Бог проговорил ко мне через одного брата: "Хочешь ли ты служить Мне?" Я, не задумываясь, ответила: "Да, Господи, хочу! Я хочу служить Тебе!" Только как, я ещё не понимала. Следующей же ночью Господь отнял у меня сон и показал,что каждый должен служить Ему тем даром, который ему дан. Я ведь была единственным журналистом на этой конференции...

    Поэтому вскоре состоялась вторая наша встреча с Петерисом Криевсом. Его дом,  расположенный в центре города Мадона, уже много лет служит Богу. На первом этаже расположена большая комната для проведения богослужений, в которой стоят орган и ряды скамеек. Перед воскресным служением, которое проводил брат Петерис, и состоялась наша беседа.

    – Брат Петерис, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

    – Родился я в 1915-м году в Мейранской волости Мадонского района Латвии. Когда повитуха приняла меня, то подняла вверх и пророчески сказала: «Это дитя будет слугой Божиим». Я рос очень слабым ребенком (родители даже не надеялись, что выживу), но, как видите, пророчество сбылось...
    Богобоязненность моя мама унаследовала от своей матери, члена братской общины. Это было чудесное движение духовного возрождения в лютеранской церкви Латвии в XIX веке: люди обращались к Богу, оставляли пьянство, строили молитвенные дома...

    А мама уверовала на собраниях пробуждения в 1920 году. Отец же по-настоящему обратился к Богу только на смертном одре. Брат Янис, который был старше меня на два года, покаялся и принял крещение тоже незадолго до смерти, в 1938 году. Крестил его известный благовестник Вильям Фетлер, который часто бывал у нас в доме. Я любил посещать в Риге собрания с его участием.
    Мне очень нравились детские воскресные собрания, на которые мама водила меня и брата. Но самое сильное впечатление производили на меня покаяния взрослых, сильных людей. О, как плакали они о своих грехах! А выйдя из молитвенного дома, радовались, как дети. Они резко меняли свой образ жизни: пьяницы бросали пить, драчуны – драться...

– Расскажите, как началось это пробуждение?

    – Как всегда начинаются пробуждения, – с молитвы. В 1920 году несколько верующих женщин, которых можно было пересчитать по пальцам одной руки, начали собираться в простом крестьянском доме в Лидере, что в 40 километрах отсюда, и горячо просить Бога о пробуждении. Бог ответил на эти молитвы, послав в Лидере Своих служителей. Это были брат Вебер из Мадоны и брат Херцманис из Кулдиги. О, какие это были люди! Про Херцманиса говорили, что он, подобно Иоанну Крестителю, был одет в простую грубую одежду. Но когда он говорил, казалось, что от него исходит огонь.
    Однажды, во время очередного собрания, соседи увидели, что дом, где собрались верующие, охвачен пламенем. Схватив вёдра, они побежали тушить пожар, но оказалось, что крыша горит и не сгорает, как куст перед Моисеем, да и дыма не было. Это произвело на людей очень сильное впечатление: они стали толпами посещать богослужения и каяться. Каждое второе воскресенье на озере близ Лидере проводили крещение.
    В этой общине проявлялись многие духовные дары. Я верю каждой строке Библии и считаю, что некоторые просто боятся сверхъестественных явлений, а духовные дары, описанные в Библии, нужны нам не меньше, чем первой церкви. Сам я был свидетелем такого случая. Две женщины опоздали к началу служения, рассуждая по дороге о руководителе собрания (это был брат Вебер), что он якобы придумывает кое-что сам, а людям говорит, будто это ему Бог сказал. Когда они вошли, произошло следующее: брат Вебер немедленно открыл, что по дороге они судачили о нем неправильно, потому что он действительно говорил под влиянием Духа Святого. Услышав то, что он знает об их разговоре на пустынной дороге, обе женщины упали на колени с криком: «Боже! Помилуй нас, грешных!»
    Я с раннего детства убедился, что Бог есть, что Он хоть и невидим, но живой и сильный. На собраниях воздух дрожал и был пронизан присутствием Божиим. Это было чудесное, необыкновенной силы пробуждение. Простые сельские люди десятками приходили к Богу и получали спасение. Сделать этого человек не может, только Дух Святой. За три минуты Дух Святой может сделать столько, сколько человек своими плотскими усилиями не сделает и за всю жизнь. Вспомним первую проповедь апостола Петра – три тысячи человек крестились! Кто это сделал? Петр? Нет, Дух Святой!

    – Эта община в Лидере была пятидесятнической?

    – Нет, этих верующих называли «баптистами пробуждения». Но это пробуждение было недолгим. В 1922 году после пророчества о том, что в Латвию идёт «красный дракон», многие члены общины переехали за океан, в Бразилию. Там образовалась латышская колония «Варпас» («Колосья») численностью около двух тысяч человек. А «красный дракон» в лице советской власти действительно вскоре пришел в Латвию, начались репрессии...

    – Когда Вы впервые почувствовали Божий призыв к труду в Его винограднике?

    – Это случилось еще в детстве. Я пас коров. И вот представьте картину: на лугу пасется стадо, а 13-летний босоногий пастух, взобравшись на большой камень, кричит: «Возлюбленные! Слушайте Слово Господа!» Иногда так увлекался, что стадо разбредалось... Как мне хотелось служить Богу!
    Потом было несколько лет духовного охлаждения. В 1934 году я окончил гимназию, а летом неожиданно получил приглашение от немецкого миссионера Вилли Келлерта посетить Германию. Одновременно мне предложили хорошо оплачиваемую работу в Риге. Оба предложения были весьма заманчивыми, но денег на поездку в Германию у меня не было. Об этом узнал один состоятельный верующий, который и оплатил все расходы: «Другой такой возможности у тебя в жизни может и не быть».
    Окрыленный, я через несколько дней вместе с тридцатью служителями из Латвии был уже на пути в Берлин, где проходил Всемирный съезд баптистов. Баптистом я еще не был, однако меня везде принимали очень радушно.
    Раньше я считал, что верующие – в основном люди необразованные, эдакие бабушки в платочках. Но на этом конгрессе, где было 12 тысяч участников, я встретил много высокообразованных людей, знающих по нескольку языков, с учеными степенями. И все они верили в Бога. Это поколебало мою юношескую самоуверенность.
    Неизгладимое впечатление оставил случай, который произошел в Бланкенбурге. Собрания здесь проводил Эрнст Модерзон. Ждали приезда доктора Мелле. Неожиданно получили известие, что Мелле по дороге попал в автомобильную катастрофу и в тяжелом состоянии, без сознания находится где-то в больнице. Руководитель собрания призвал всех присутствовавших к молитве, а находилось в зале около двух тысяч человек. Казалось, небеса открылись, такая молитва была! А через несколько дней на трибуну вышел высокий стройный человек в чёрном фраке. Это был доктор Мелле... Он рассказал, что в больнице, будучи без сознания, он почувствовал необычайно сильный запах цветов и услышал голос: «Вставай, ты исцелен, за тебя молятся в Бланкенбурге». Он встал и пошёл.
    Я был потрясен и решил при первой же возможности отдать свое сердце Иисусу. И этот день наступил. 4 сентября 1934 года в Вальденбурге я ощутил, как счастлив человек, грехи которого прощены. На родину я вернулся другим человеком.
    До войны я жил и работал телеграфистом в Даугавпилсе и Краславе. А служить словом Бог призвал меня в 1940-м, когда в Латвию вошли советские войска и меня уволили с работы. Мы с женой стали странствующими евангелистами.

    – Вас призвали в армию в начале войны?

    – Нет. Мобилизовали меня только в 1944 году немцы. Привезли в Кулдигу, где формировался полк Латышского Легиона, и назначили командиром роты пулеметчиков. Почему командиром? Дело в том, что еще до войны я проходил обязательную военную службу в латвийской армии, где не держал в руках оружие, а в основном учился на разных курсах, поэтому в резерв ушел в звании лейтенанта.
    Что же получается? Я, слуга Божий, должен командовать пулеметчиками и сотнями отправлять людей в вечную погибель?! Конечно, я отказался. Из штаба пришел приказ: расстрелять или отправить в Саласпилсский концлагерь. А у меня в сердце – полный мир и тихая радость. Пока командование пыталось меня переубедить, на шее у меня неожиданно образовалась большая опухоль, и меня срочно отправили в Ригу на операцию. А когда через 2 месяца я вышел из госпиталя, наш полк был уже на фронте, и меня назначили в штаб полка писарем. Это было чудесное избавление. И до конца войны я видел Божью руку над собою.
    Однажды в бане обварил ногу кипятком, да так, что не мог ходить. Меня приставили к больным лошадям, а полк после этого отправили на передовую. Через три дня у Краславы я видел, что осталось от моего полка, и только тогда понял, почему Бог допустил несчастье, которое постигло меня. В памяти всплыло: «Любящим Бога... всё содействует ко благу».
    Вскоре наш полк ликвидировали, сформировав Имантский резервный полк. Меня опять, помимо моей воли, назначили командиром роты, о чем я сказал Богу в молитве. Однажды утром я услышал четкий голос: «Сегодня Я освобождаю тебя от всех командирских обязанностей». Вечером узнаю, что из нашего полка выделили строительный батальон, где я до конца войны служил старшим писарем. У Бога нет безвыходных ситуаций!..

    – Вы хотя и не брали в руки оружие, но все же служили в немецкой армии. Наверное, советская власть за это не погладила Вас по головке?..


    – Конечно. Меня, как и других легионеров, отправили на Колыму, на золотые прииски. Многие, не выдержав тех условий и тяжелой работы, умерли, меня же Бог сохранил.

Однажды случилось так, что после болезни я не ел пять дней, а впереди было еще три дня голода. Оставшись один в бараке, я упал на колени: «Господи! Если я Тебе еще нужен, спаси меня, дай мне хлеб насущный на сей день!» Через секунду открылась дверь барака и вошел человек, протянувший мне буханку белого хлеба и несколько селёдок. Так я был спасён от голодной смерти. Уверен, это был ангел в облике человека.
    На родину я вернулся в 1947 году. И опять мы с женой колесили по Латвии...

    – Вы проповедовали в военную пору, и после войны, и во времена застоя, и после обретения Латвией независимости. Когда было легче?

    – Во время войны, конечно. Люди боялись, не знали, что их ждет завтра, поэтому искали Бога и хотели слышать Слово Божие. Немцы нам не мешали.

    – А советская власть?

    – После войны мы не регистрировались. Во многих местах оставались общины, и мы с женой и с известным служителем Янисом Бухольцем поддерживали их, периодически посещая. Позднее, когда мы жили уже здесь, в Мадоне, нас тоже не трогали, хотя и существовал запрет «не собираться группой более четырех человек». Но милиция на наши собрания закрывала глаза, вернее, Бог закрывал ей глаза: здание милиции и КГБ находилось буквально в 50 метрах от нашего дома. А в 80-е годы мы проводили собрания нелегально в лесу.
    Сейчас в Латвии свобода вероисповедания, поэтому мы зарегистрировались. Я руковожу Виеситской баптистской общиной и филиалами в Мадоне и Рудзате. Наша община имеет и использует в служении дары Святого Духа – говорение на иных языках, пророчество и другие. Но она берёт начало в том великом пробуждении начала ХХ века, и поэтому мы не баптисты и не пятидесятники. Мы баптисты пробуждения.

Скажу прямо: мы не проповедуем конфессии, мы проповедуем Евангелие Иисуса Христа!

 

    – Ваша жизнь полна сильных переживаний, откровений, чудес. Почему, по Вашему мнению, проявления сверхъестественного в жизни человека так редки?

    – Ответ мы найдем в Писании. Чудеса происходили в жизни Моисея, Авраама, пророков, учеников Христа. Все они были людьми, которые искали близости с Богом. Они взбирались на гору, чтобы стать духовными победителями. Поэтому мой сердечный призыв к каждому верующему: «Взбирайся на гору, ищи близости с Богом – и Он тебе откроется!»

-Что бы Вы пожелали служителям?

 

- Моё желание, чтобы служители всегда помнили, что главное в их служении – Дух Святой. Что им нужно в служении присутствие Духа Святого, Его водительство, обновление Духом Святым... Чтобы в каждой речи, в каждом свидетельстве были не просто красивые слова и мудрость человеческая...

Ирина АНТОНОВА,
Латвия, Мадона, 2000 год

 

Сердце Петериса Криевса перестало биться через 2 месяца после этого интервью. Знаю, что он хотел ещё что-то увидеть. Что, как вы думаете?

«Сейчас - последнее время, последние возможности, - сказал он мне на прощание. - Поэтому я хочу остаться еще на земле, чтобы увидеть великое пробуждение, которого я так жду! Я верю, что скоро произойдет сказанное Господом: „И будет в последние дни, говорит Бог, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут... И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Деян. 2:17-21). Я жду массового обращения, люди сотнями тысяч будут приходить к Богу, и это произойдет в результате молитв верующих!»

    



Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ