Свидетельства, книги, рассказы, для молодёжи

 

Кажется, сейчас совсем не время говорить о старости. Ты только приближаешься к юности, и у тебя, как говорится, жизнь впереди. При чем тут старость?

 

Верно, перед тобой путь длиной в жизнь, и много придется еще повидать, пока седина посеребрит волосы и морщины разукрасят лицо.

 

Старость – это осень жизни, время собирания плодов. В старости человек пожинает то, что сеял в молодости. Чтобы осень твоей жизни была красивой, полной добрых плодов и приятной для Бога и ближних, давай поговорим, каким путем можно достичь этого.

 

Порой даже морщины выдают, как прошла молодость человека и каков он: добрый или злой, скучный или жизнерадостный, угрюмый или веселый. Старые люди сильно отличаются друг от друга. Одни ласковые и добрые, их все любят, а дети – особенно. Другие становятся до неузнаваемости жадными, сварливыми, похотливыми, злыми и иногда даже лишаются рассудка. Некоторые старцы в наших церквах до последнего дыхания бодры и рассудительны, другие же – весьма немощны.

 

Одна семья приютила у себя безродную старушку. Звали ее Вера Ивановна. Она была настолько слаба, что на собрание уже не ходила и почти все время проводила в отведенной ей комнатке.

 

И вдруг случилось страшное и непонятное. По ночам Вера Ивановна стала ругаться, сквернословить, днем тоже неистово кричала, обзывала приютивших ее злыми словами. Пришлось пригласить служителя. Он давно знал Веру Ивановну. Это была среднего роста, самостоятельная, уверенная в себе сестра. Она пела в хоре, всегда с большим вниманием слушала проповеди, активно участвовала в жизни церкви. А теперь... Что же случилось?

 

Вере Ивановне пошел уже девяносто третий год. Память стала изменять ей, однако служителя она узнала сразу.

-Приветствую, брат! - протянула она руку. - Давненько ты не приходил.

-Да, виноват, прошу прощения...

 

-Садись, брат, садись, - указала она на стул, стоящий у стола.

-Как поживаете, Вера Ивановна? - поинтересовался служитель, не заметив ничего особенного в ее поведении.

-Слава Богу, хорошо.

 

-Вы молитесь?

-Конечно, как же без молитвы!

-Не обижают вас здесь?

-Нет, чего им обижать меня? Кормят, ухаживают... Что еще надо? - поправила она чистую косынку.

 

Служитель задумался. Поведение и слова старушки не вызывали тревоги, все вроде нормально. Но ведь домашние в недоумении, не знают, как ее усмирять!

-Вера Ивановна, а вы хотите уже перейти к Господу? - неожиданно спросил служитель.

-Да,- вздохнула она и опустила голову.

 

-А как вы думаете, почему вас Господь не забирает?

-Откуда же я знаю, брат? - не поднимая головы, с сожалением произнесла она. - Мне вот уже девяносто два миновало. Пора и в вечность...

-А вы молитесь, чтобы Господь приготовил вас к переходу?

Вера Ивановна кивнула.

 

Служитель предложил ей помолиться, помолился сам, но уходить, не выяснив причины нехристианского поведения, не хотел. Не прощаясь, он вышел в коридор и стал ждать, что будет дальше. Его томила неясность, а спросить прямо не хотел, чтобы Вера Ивановна не поняла, что на нее жалуются домашние.

 

Через полураскрытую дверь служитель увидел, как Вера Ивановна сначала задумчиво посмотрела на улицу, затем, шаркая ногами, подошла к кровати и села. Подперев голову руками, она стала раскачиваться и говорить что-то несвязное. А потом вдруг подняла голову и громко сказала:

-Чего захотел, а? Так я ему все и рассказала... Ишь какой!

 

Всё еще раскачиваясь из стороны в сторону, она долго как-то неестественно разводила руками, потом встала и, сосредоточенно глядя себе под ноги, стала топтаться, что-то невнятно и сердито бормоча. Выглядела она очень беспокойно, лицо её вытянулось.

 

В это время служитель снова вошел в комнату.

-Вера Ивановна! - окликнул он ее.

От неожиданности старушка вздрогнула и, вскинув голову, посмотрела на него туманным взглядом.

 

-Вера Ивановна, хотите, я вам скажу, чем вы занимались в молодости?

В её глазах сверкнули злые огоньки, и она резко бросила:

-Много ты знаешь!

 

-Может, и не много, но знаю,- с твердостью в голосе сказал служитель. - Вы провели легкомысленную, нецеломудренную молодость. Ваша неискренность довела до того, что вы занимались греховными делами без страха. Вас удовлетворяла двойственная жизнь, в церкви вы выглядели хорошо, а за ее пределами вели себя очень вольно...

 

-Откуда ты всё это знаешь? Кто тебе рассказал? - испуганно спросила она.

-Нет ничего тайного, Вера Ивановна. Старость – это раскрытая молодость. Вы помните, что делали несколько дней назад? Почему вы кричали и звали соседей на помощь?

-Мне надоели все, вот и звала людей!

 

Тогда служитель сказал этой несчастной старушке, что Господь ждёт её покаяния и потому не прерывает жизни. В таком состоянии невозможна встреча с Богом. Нужно исповедание и освобождение от греха.

 

Вот пример неправильно прожитой молодости. Если человек не исповедал и не оставил какой-либо грех, его мерзкие следы будут особенно видны в старости. В юности люди способны маскировать свои проступки и грехи. В старости же это невозможно сделать, так как оскудевает сила воли, слабеют физические силы, а духовного багажа нет, потому что жизнь прожита не с Богом. Если в течение жизни не умерщвлять плотские дела и не богатеть в Боге, то на закате жизни останется лишь то греховное, что тщательно прикрывалось в юности.

 

Утешительно знать, что есть люди красивые и в старости. Вспомним Авраама. Написано, что он умер в доброй старости, насыщенный жизнью (Быт. 25, 8). А про Давида сказано, что он умер в доброй старости, насыщенный жизнью, богатством и славой (1 Пар. 29, 28). И это после столь тяжкого падения? - Да. Бог не вменяет человеку тех преступлений, в которых он кается. Грех Давида Господь изгладил так, будто его и не было. Господь говорит: "Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого, и грехов твоих не помяну" (Ис. 43, 25).

 

Посмотри, какая красивая жизнь у Анны пророчицы! Многолетняя вдова, она дожила до глубокой старости. Ей было восемьдесят четыре года, но она не нуждалась в уходе, а день и ночь служила в храме постом и молитвой. Это говорит о том, что в молодости Анна была всецело преданной Господу (Пс. 91, 14-16).

 

Итак, о благословенной старости нужно позаботиться в начале жизни.

 

В наших семьях нередко можно встретить добрых, ласковых бабушек и дедушек. Почти все они страдают от каких-либо болезней, и с каждым днем их земная хижина рушится, однако богобоязненности у них становится больше. И когда смотришь, как они всем довольны, просты, добродушны и щедры, так хочется спросить: как вы жили, что у вас такая красивая старость? Где вы приобрели искорки добра, сверкающие в глазах, как научились терпеть и благословлять?

 

И каждый из них скромно скажет: "Самое лучшее средство сохранить себя красивым до старости – зеркало. Необычное зеркало – Слово Божье. Смотри в него почаще, послушно очищай себя, как оно учит, живи по его заповедям, и старость твоя, как и вообще будущность, будет прекрасной".



avatar
1
good Точно! От человека-то спрятаться можно, а от Бога не спрячешься. Ну, старушка, ну, даёт! И разве такие ещё бывают? cray
А я-то думала, что христиане - они и до старости христиане.... sad
avatar
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ